Франсуаза Саган — автор прогремевшего  в 50-х годах ХХ столетия романа «Здравствуй грусть». Романа, который молниеносно принес славу своему 18-летнему автору. Саган известна миру легкими и изысканными произведениями, многие из которых были экранизированы или поставлены в театре. Она запомнилась как «прожигательница жизни» и героиня скандальных светских хроник, её всегда можно было узнать по наличию следов от затушенных сигарет исключительно марки «Kool», рукам в карманах не по размеру большого джемпера и по манере отвечать на вопросы скороговоркой. Но за привычными ярлыками стоит, пожалуй, одна из самых ярких личностей Франции ХХ столетия, сумевшая не только своими книгами, но и стилем жизни повлиять на вкусы и нравы целого поколения.

Полноценно раскрыть тему стиля жизни Саган не выйдет, слишком много было путешествий, громких и не очень романов, известных друзей, настоящих поступков. Масса страниц исписана о дружбе Саган с великими, известными, талантливыми и порой скандальными Труманом Капоте, Бриджит Бардо, Мишелем Манем, Жан-Поль Сартром, Франсуа Миттераном, про отпуска в компании Ив-Сен Лорана и Пьера Берже. Здесь же хочется акцентировать внимание на некоторых составляющих ее стиля, которые выделяли Саган из массы ее, не менее известных, современников и делали уникальной и видной личностью, оказывая влияние на современников и последователей.

Саган на скорости

Война закончилась менее девяти лет назад. 18-летняя Саган издала свое первое, пожалуй, самое известное произведение «Здравствуй грусть». Весной 53 года снискала невероятную для юной француженки того времени популярность. И в то время как критики, издатели, журналисты и иже с ними задавались вопросом о том, как 18-летняя девчонка смогла (а, возможно, осмелилась) написать о физической любви, которая не шла рука об руку с чувствами и обязательствами, Саган уже летом того же года тратила свой первый гонорар на покупку «Ягуара». Так начался роман Саган со скоростью, за которым было интересно наблюдать и который хотелось повторить. Поистине эксцентричный и красивый ход, как и все последующие ее поступки, которые во многом определили, что будет читать, как одеваться и где развлекаться французская молодежь следующие три десятилетия.

Франсуаза Саган

Уже тот факт, что свой первый гонорар Саган потратила на «Ягуар» говорит о многом. Своим друзьям Саган говорила, что ей наплевать на все, если вдруг ее охватит желание прокатиться с ветерком. После «Ягуара» был «Гордини 24», а потом и «Астон Мартин». Конечно, любовь к авто и скорости в комплекте с периодически накатывавшей на нее необузданностью, приводили к автокатастрофам, как случилось с тем самым «Астон Мартином». После аварии Саган долгое время была обездвижена, но это не повлияло на ее любовь к быстрой езде. Скорость и автомобили продолжали оставаться ее самыми близкими друзьями. Такая нетипичная для того времени страсть женщины к роскошным средствам передвижения, безусловно была вскоре отмечена в прессе, а благодаря объективам талантливых фотографов приобрела модный оттенок. Автомобили украшали ее больше, чем пара красивых туфель. На тот момент владение автотранспортом было роскошью, попасть на автосалон 1955 года могли единицы, ибо это было дорогое удовольствие, но чтобы девушка так управляла автомобилем, в таком возрасте и при этом таким роскошным авто? Нет, это еще не было ни трендом, ни нормой. Для того чтобы закрепить картинку в сознании публики не хватало последнего штриха, который бы наглядно продемонстрировал этот гармоничный тандем Саган и Ягуар. Ждать пришлось не долго. В 1963 году Хельмут Ньютон снял для Vogue юную Саган за рулем «Ягуара Е» с сигаретой и в меховом манто. С тех пор она будет еще не раз воссоздавать на фото подобные образы за рулем собственных и позаимствованных, непременно роскошных и скоростных автомобилей. И стоит отметить, что в образе хрупкой женщины, которая гоняет на скорости 200 км/ч, Саган выглядела наиболее естественно, гармонично и привлекательно. В подтверждение сказанному, в качестве награды самой себе за роман «Сигнал к капитуляции», Саган приобрела «Феррари 250 GT Калифорния». Ее снимки в Paris-Match авторства Вилли Риццо, Филиппа Ле Телье, Клода Азуле будут в основном посвящены  Саган за рулем. Пожалуй, можно смело сказать, что Саган ввела в моду езду за рулем автомобиля, как Шанель – маленькое черное платье.

IMG_4883

Свобода по Саган

Созданные Саган герои гедонисты, вечно молодые, свободные, загорелые и безрассудные. Но следовать хотелось не только литературному персонажу, следовать хотелось автору, создавшему этих, как выразился один из литературных критиков в рецензии на «Здравствуй грусть», «чудовищ». На путь следования молодую буржуазную Францию поставил Вилли Риццо, сделавший серию снимков Саган на природе. Эти снимки «Paris-Match» использовал для иллюстрации революции в ежедневном стиле одежды девушек того времени. На них тоненькую фигурку Саган облегают джинсы и рубашка мужского кроя. Естественным образом она стала символом «непринужденного» стиля в одежде, того, что сегодня мы называем casual. И более всего в этом поражает то, что этим символом стал писатель, ни модель, ни актриса и не певица, а писатель не сильно-то и стремившаяся к публичности. С каждым новым фото она становилась публике, все более интересна и, не в последнюю очередь, это было связано с тем, что персонажи ее произведений соответствовали ее образу в прессе. Запечатленная на Ривьере, Саган в компании друзей, за рулем, с бокалом или без, как будто иллюстрировала собственные произведения. Она умела не только привлечь интерес и внимание, но и удержать его. Полагаю, руководствуясь желанием наслаждаться обществом друзей, выпивкой, танцами, казино и книгами, Саган ввела моду на отдых в Нормандии. Она сменила юг на север после того, как ее любимый Сан-Тропе из безлюдного райского уголка начал превращаться в центр туризма, после съемок фильма «И Бог создал женщину» Роже Вадимом. Это было последнее лето в Сан-Тропе, больше она не вернется туда коротать летние деньки, вместо этого новое место – Нормандия, куда за собой она перетащит и своих друзей. И снова эксцентричный ход в стиле Саган: ее авторству принадлежит история о покупке дома в Нормандии. Якобы сделка была совершена в 8 часов утра, 8 августа на сумму 88 тысяч франков, по роковой случайности недостающую часть суммы она накануне выиграла в казино.

IMG_4881

Вместе со своими начитанными, образованными, немного ленивыми и изысканными  друзьями, Саган создавала стиль жизни французской молодежи послевоенного периода. За ними современными мы бы следили в профилях социальных сетей, фото-отчетах разных по уровню светскости мероприятий. О жизни них тогдашних можно было узнать с полос газет и журналов, на ними же организованных ужинах и коктейлях. И, если сейчас найти интересный «объект для подражания» достаточно сложно, т.к. он должен отвечать сразу нескольким, подчас противоречащим друг другу критериям (уметь красиво и вкусно пить, а завтра пробежать 20 км, ни разу не запыхавшись), то послевоенной молодежи было несравненно легче, ведь выбирая своим героем Саган, ты выбирал в качестве образа жизни удовольствие, которому сопутствовал ум, обаяние, образованность и деликатность. Тем более этот образ становился привлекателен, что Саган и компания владели одним из самых недоступных ресурсов современности – временем. Времени у них было более, чем достаточно для того, чтобы возвести праздность в ранг искусства, ведь Саган и некоторые ее друзья жили от гонорара и к гонорару писательницы. Публика хотела веселья, она его создавала вокруг себя.

IMG_4878

Все, начиная от выпивки и заканчивая гардеробом, было подчинено единой цели – доставлять удовольствие, быть удобным и изысканным в то же время. С утра Франсуаза пила  виски вместо сока, в целях соблюдения режима бокал «шампань-оранжа» в обед, а за ужином бордо. Саган сумела даже создать определенный стиль речи, который вводил в ступор Симону де Бовуар (Саган водила дружбу с Жан-Полем Сартром, которая проистекала без участия Симоны): она говорила обрывками, не заканчивая фразы и, тем самым, у окружающих создавалось впечатление, что она знала значительно больше их самих и о многом предпочитала промолчать, чтобы не указывать собеседнику на его невежество.

Правила стиля

У Саган были свои правила из серии чего не должна и что должна делать женщина. К ним относились: не выходить из дома с не накрашенными губами, без прически и обнажать руки во второй половине дня. Ее племянница вспоминала, что у Саган было два требования к гостям: хорошо одеваться и быть в хорошем настроении. При этом стоит отметить, что она не создавала культ из своих принципов и вполне могла накраситься красной помадой, выходя за контуры губ. Она отдавала дань своему буржуазному происхождению, но интерпретировала его на свой лад, привнося легкость в отношение ко всему, что было связано с ней самой. Свой первый седой волос Саган отпраздновала бокалом шампанского вместе с другом парикмахером. Из биографий и воспоминаний друзей, надеть классическое маленькое черное платье, капельку духов Chanel №5 и немного румян Lancôme, сменив привычный коктейль на полноценный ужин с вареньем на десерт, она могла только ради встречи со своим другом Франсуа Миттераном. Она уважала привычки друзей и ради них отказывалась от собственных.

IMG_4894

В начале 60-х  заимствование мужских моделей для создания женственных образов, демократичный стиль в одежде, начал набирать обороты, но очень постепенно. В местах, где у Саган был столик всегда – New Jimmy’s, Castle, La Grande Borne – где танцевали под “Satisfaction” The Rolling Stones, дресс–код еще сохранялся: шелковые комбинации под классическими платьями, телесные чулки, маленькие сумочки со сменной обувью, коими были лодочки фирмы Seducta. Тем не менее, Саган постепенно ломала представление общества о «нормальном» поведении женщины. Она рассекала на гоночных авто, была завсегдатаем самых лучших ночных клубов (знакомство с ней служило пропуском в любое злачное заведение) и крутила романы с красивыми женщинами (Ава Гарднер, отвергшая Фрэнка Синатру, молодая наследница “Mercedes” немка Экка). Саган воплощала желания общества веселиться и тратить деньги, желание забыться после пережитых ужасов.  Настоящий плейбой с детской душой.  Хорошо иллюстрирует этот переход связь между Марлен Дитрих и Франсуазой Саган. Дитрих недолюбливала Саган, наверное, за ее простоту и отсутствие стремления к популярности, эпатажу и восхищенным взглядам. Она нелестно отзывалась и о стиле Саган, и об образе жизни последней. Саган же, как и обычно, выражала безразличие и легкую иронию. Несмотря на то, что именно Дитрих приписывают введение в моду брючного мужского костюма, который она смело демонстрировала в обществе, чем естественно вызывала негодование, туго обтягивающие платья расшитые камнями и стразами, небрежная элегантность Саган, которая сочетала брюки Chanel с хлопчатобумажными распашонками вызывала критику. И хотя Ремарк очень красиво одевал своих героинь (из любви к Марлен, стоит полагать) в любимые Дитрих платья от Balenciaga и туфли от Salvatore Ferragamo, всё же 59-летняя Марлен в 60-е олицетворяла собой уходящий в историю образ дивы, на смену которой приходила 25-летняя Саган в узких шортах, холщевых туфлях и мужских рубашках. Что на этот раз? Какой занятный эпизод из жизни Саган? Пожалуй, можно вспомнить о дружбе Саган с Ив-Сен Лораном. На одном из показов мэтра, Саган наскучило сидеть в рядах зрителей, она просто встала и присоединилась к моделям. После показа Саган поймет, что толком ничего не увидела и попросит спутника Лорана Пьера Берже повторить все сначала только для нее и ее подруги.

IMG_4897

Закат

Через 20 лет после выхода романа «Здравствуй грусть» всеобщее веселье сменится грандиозной депрессией. Поменяются настроения общества, поменяется и Саган. К сожалению, век ее веселья и беззаботности был недолгим. Хотелось бы, что бы она до конца жизни шла по пути, на который встала еще совсем юной в сопровождении своих верных друзей. Но чему быть, того не миновать. Саган была зависима от кокаина и амфетаминов, благодаря которым просыпалась и засыпала. Погрязла в долгах, т.к. все растратила. Кстати за ней практически ничего не числилось кроме пары автомобилей и старого дома в Нормандии, все остальное свое состояние она тратила на друзей и развлечения. Саган пережила многих своих друзей и близкую родню, была очень больна и больше практически не могла писать. Ей пришлось унижаться перед налоговыми и газетами, объясняя, почему она кому-то что-то должна. Тем не менее, ее продолжали окружать любящие ее люди и верные друзья, сильные мира сего покрывали, как могли, а верная горничная не оставляла попыток откормить Саган домашними равиоли. Не знаю, насколько правильно будет сказать, что все закончилось плохо. Скорее естественно. Но, кажется, что эти беды не лишили ее вкуса к жизни. Даже в больнице она тушила окурки “Kool” в баночках из-под йогурта. И с ней всегда были ее любимые вещи: кашемировые свитера Eric Bompard и тетради марки Clairefontaine. Она писала «вкусно» и также со вкусом жила. И оставила след в литературе и стиле своего времени столь же тонкий, сколь и изысканный, научив любить роскошь спортивных авто, комбинировать матроски и роскошные вещи, созданные под именем ее друга Ив-Сен Лорана, создав особую атмосферу на пляжах Атлантического океана в Нормандии, сопровождая все это бокалом игристого и не только. Иногда, при чтении ее книг, можно уловить ощущение, будто вдыхаешь ментоловый дым ее любимых сигарет «Kool», ее верных спутников в работе.

IMG_4882

Автор статьи: Ксения Сомова

Заглавная иллюстрация: Дарья Скрибченко

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии