Начнем с интерактива. Нас учили, что если на презентации вы сразу хотите завладеть вниманием аудитории, то нужно начинать с интерактива.

Первое: сколько у вас пар солнечных очков?

Второе: какие бренды?

Третье: если отбросить Ray-Ban/Persol (мысленно поставим галочки, у кого есть — вот она, сила маркетинга!), как сугубо eyewear-историю, оставив мультипродуктные Chanel, Gucci, Saint Laurent, Prada, Marc Jacobs (и всех тех, чьи очки могут быть в наших сумках), то есть ли (и много ли?) одежды этих брендов у нас на полках?

Четвертое и последнее: купили ли вы в этом сезоне какие-нибудь стильные очочки на распродаже? Пока не буду показывать пальцем кто размышляет, нужны ли ей очередные «котики» (только теперь Gucci и цвета ртути) с хорошей скидкой, рассмотрим, что вообще творится на мировом рынке sunglasses, тем более, summertime and the livin’ is easy.

ФОТО_2

Если начать анализировать любой бренд, который диверсифицирует свой бизнес, выпуская разную продукцию (те же Gucci, Saint Laurent, Prada, Roberto Cavalli и т. д.), то в большинстве случаев именно аксессуары приносят компании львиную долю прибыли. Это и логично: зачастую аксессуары — наиболее брендированная категория продукции. Так, например, лейбочку на одежде иногда нужно еще поискать (если только речь не идет о платьях Moschino при Джереми Скотте или не о толстовочке Kenzo с Эйфелевой башней — никакой загадки, хотя Moschino всегда отличались любовью к собственному имени), а на особо стильных и Zara выглядит, как Dolce & Gabbana. Что касается аксессуаров, то они всегда «подписаны» (не берем во внимание Bottega Veneta, но милого мы и так узнаем по плетению), а значит, скорее привлекут инвестиции людей с ограниченным бюджетом, которые хотят быть in fashion. Скажу иначе: по негласному правилу, если у вас есть определенная ограниченная сумма на составление базового гардероба, нужно покупать дорогие очки, максимально дорогую обувь (это может быть Rossi: у кого-то — Gianvito или Sergio, а у кого-то — Gino), самую дорогую сумку, которую сможете себе позволить, средней дороговизны рубашку и брюки, а также несколько платьев/маек/шортов из массмаркета. Я думаю, что на очках экономить не будут, потому что дешевые очки — это еще и удар по зрению, поэтому, или приличные, или вообще никаких. Любители причудливых форм в неограниченных количествах от Asos могут поспорить — давайте спорить — только ведь Asos все равно зарабатывает, а зрение жалко, оно одно.

Чем хорош рынок очков?

Во-первых, сравнительно небольшой размер инвестиций, который потребуется для того, чтобы войти на этот рынок. Все, что вам понадобится — защита от ультрафиолета и крутой дизайн.

Во-вторых, маркетологи заявляют, что с точки зрения рекламы очки очень благодарны — то есть, любая потраченная на это гривна будет позитивно влиять на продажи.

В-третьих, из-за сравнительно низкой цены целевая аудитория брендовых очков шире, чем целевая аудитория одежды этого бренда. Плюс вы можете «воспитывать» своего клиента — вот он в юношеском возрасте «подсел» на ваши очки, гляди, через десять лет станет и одежду покупать.

рынок sunglasses

На сегодняшний день рынок очков (куда входят оправы, контактные линзы и солнечные очки) оценивается в $90 млрд., однако, по оценкам экспертов, к 2020 г. он вырастет до $140 млрд. В основном на рынке зарабатывают на оптике, солнечные очки — это сегмент в $13 млрд. Впрочем, этот рынок постоянно растет благодаря интересу среднего класса к брендовой продукции. Как уже говорилось ранее, не каждый может позволить платье за 700 евро, а вот очки за 300, которые позволят чувствовать себя увереннее, — вполне.

С точки зрения производства, дистрибуции и продажи, сегодня рынок sunglasses — это пять компаний плюс шестая (Kering), которая с некоторых пор не хочет кормить подрядчиков, поэтому заявила о создании собственного eyewear-направления. Схема работы мастодонтов рынка sunglasses проста: они производят очки под собственными брендами плюс на этих же производственных мощностях выпускают очки по лицензии для других брендов. Безусловный лидер рынка — итальянская компания Luxottica. Число точек, в которые Luxottica отгружает свои очки — около 200000. В 2014 г. выручка компании составила 7,6 млрд. евро ($8,5 млрд.), что в семь раз больше, чем аналогичный показатель ближайшего конкурента Luxottica — компании Safilo Group. После Safilo идут Marchon, Marcolin, De Rigo плюс, опять же, Kering, но он пока отдельно.

ФОТО_4

Теперь поименно (чтобы в следующий раз, выбирая очки, понимать, что с чем производилась на одной и той же фабрике). Мне вот подумалось: наверняка на фабрики поступают одни и те же материалы, а очки для разных брендов делают одни и те же рабочие. Только на выходе получается разная цена — кто на что заработал, я в том смысле, кто из брендов дороже стоит. Судите сами (будет много названий).

Luxottica: кроме очков под собственными брендами Ray-Ban и Persol производит очки для Armani, Burberry, Bvlgari, Chanel, Coach, DKNY, Dolce & Gabbana, Michael Kors, Miu Miu, Prada, Paul Smith, Polo Ralph Lauren, Tiffany & Co., Tory Burch, Versace, Vogue Eyewear. Как мы видим (и это можно проследить для каждой компании), очки производятся как для марок подороже, так и для среднячков — тех же Coach, Michael Kors, Tory Burch, Vogue.

Safilo Group — это собственная марка оптики Safilo плюс лицензионные Dior, Fendi, Marc Jacobs, Celine, Jimmy Choo, Banana Republic, Jlo, MaxMara, Fossil, Juicy Coutire, Hugo Boss, Gucci, Kate Spade и Tommy Hilfiger.

Marchon производят очки для Calvin Klein, Chloe, DVF, Karl Lagerfeld, Salvatore Ferragamo, Valentino и еще десяток брендов, не представленных на украинском рынке.

Marcolin — это родина Balenciaga, Diesel, Dsquared2, Emilio Pucci, Ermenegildo Zegna, Guess, Kenneth Cole, Roberto Cavalli, Swarovski, Tod’s, Tom Ford и других.

Наконец, De Rigo — это собственные марки Police, Lozza и Sting, а также лицензионные Escada, Givenchy, Carolina Herrera, Blumarine, Chopard, Furla, Loewe, Zadig&Voltaire, Tous и Lanvin.

Соответственно, Kering с недавнего времени решил взять под контроль производство очков для своих брендов Gucci, Saint Laurent Paris, Bottega Veneta, Stella McCartney, Alexander McQueen и Balenciaga.

рынок sunglasses

Феномен солнечных очков в том, что зачастую люди не носят одни и те же очки каждый день, они меняют их в зависимости от стиля одежды, настроения и цветовых предпочтений. Кроме того, сегодня солнечные очки — больше история о моде, нежели о функциональности. Поколение instagram обожает незатертые формы и интересные сочетания — наверное, поэтому так популярны Le Specs, Spektre или Karen Walker. Кстати, последние показывают ежегодный рост прибыли в 25%.

ФОТО_6

Помимо буйства чего-нибудь нового, на рынке есть и классические формы. Авиаторы мы сначала будем мерить в Ray-Ban; леопард, металлические дужки и змеи — у Roberto Cavalli; гламур, стразы и золотые медузы — у Versace. Хочешь быть похожей на Одри — носи вэйфареры, на Анну — выбирай бессменную классику Chanel, на Джеки или Викторию — что-нибудь oversized на пол-лица. Плюс, конечно, мода. Из последнего за пару лет: 2013-й — год авиаторов цвета навозной мухи (Ray-Ban — если подешевле, Victoria Beckham — если подороже); в 2014-м всем были нужны So Real от Dior, а в этому году мы повально покупаем «котики» Fendi. Кстати, вы тоже заметили тенденцию создания iconic модели очков, которая подходит практически любому типу лица?

ФОТО_7

Какая же мораль всей этой истории? Во-первых, очки — это выгодно: как для производителя (который хочет побольше заработать), так и для покупателя (который хочет быть модным с минимальными финансовыми затратами). Во-вторых, это новый тренд, потребительский спрос на них растет, а значит, рынок готов к появлению новых брендов (почему бы не украинских?). В-третьих, классические формы (как, впрочем, то, что вам идет) — это инвестиция. Поэтому срочно в магазин, пока еще не закончились скидки!

ФОТО_8

Фото: le21eme, sunshadeseyewear.com.au, nytimes.com.

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии