Между тихой улицей Хмельницкого и немой улицей Чапаева расположились уютная свалка бетона и гигантский умирающий дом. Знакомьтесь — это старейший в Европе велотрек, торжественно открытый в 1913-м году аккурат к 300-летию дома Романовых, и многоэтажный архитектурный бастард, который все испортил. В 2007-м году велотрек лишили статуса памятника истории, чтобы на свет появился очередной незаконнорожденный элитный акселерат. Теперь оба, велотрек и дом, медленно умирают под розовым киевским небом, не принося ни задуманной пользы, ни задуманной прибыли.

Do4CdpGX1iY

Поросший травой и цветными ругательствами, велотрек днем служит убежищем влюбленным парочкам и юным киевским калифорнийцам со скейтами, а по вечерам пятниц к нему слетаются велосипедисты всех покорных возрастов, чтобы проникнуться духом велосипедного единства, посмотреть фильмы на большом экране и насладиться розовым киевским небом. Мы с Ż, будучи той еще велосипедной парочкой, тоже не упускаем случай смешаться в кучу велосипедов и людей, почти как завещал Лермонтов. Приятно, знаете ли, лежать в городском оазисе, в окружении таких же любителей двухколесной свободы и массового уединения под небом, которое меняет цвет и конфигурацию каждую минуту. Вот оно серовато-голубое, вот лиловое, вот фирменно-розовое с оранжевыми прожилками. А вот оно темно-синее, значит включается фильм.

UWwhOpoIj3M

Мы с Ż совсем недавно вернулись из Будапешта — из еще близкой нам Европы, понятной и «простой». Там те же пережившие советов люди и те же сформированные европейские мысли, еще не сформированные в европейские действия. Там так же, как и в украинской столице, есть грязные переулки, мусорные уголки и равнодушные к общественным порядкам жители. Но есть одно гигантское НО, которое и по сей день не дает нам с Ż покоя. Представьте огромную площадь в центре города, с ухоженными зелеными газонами, отдельным садом для выгула собак, большим открытым бассейном с фонтанами,  колесом обозрения, приятными недорогими кофейнями, добротным скейт-парком с рампами и сеткой велодорог. Вспомните парк Шевченка и умножьте его площадь на два. Будь та же площадь в Киеве, заботливые власти не преминули бы застроить ее N-ным торгово-развлекательным, киево-убивательным центром с подземной парковкой, где никто не паркуется.

А теперь вернемся к разбитому бетонному корыту в центре Киева, где все держится на силе воле и порядочности волонтеров. Никаких тебе газонов, кофеен, садов и условий для уютного велопровождения. Только ямы, строительный мусор и романтика постапокалипсиса.

Когда лежишь под розовым киевским небом, волей-неволей в голову лениво крадутся меланхоличные мысли. А что, если мы последнее поколение, которое может беззаботно лежать на этом теплом летнем бетоне? Что, если наши дети не будут знать об этом месте? Что, если мой Киев будет жить только в моей памяти?

tDSBya7GGF0

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии