Не менее, чем «мужчин-инфантилов» — взбалмошных, акеалантливых, навечно застрявших во взрывоопасном переходном возрасте, современное общество любит страдающих девушек, образ которых также строится на проблемном взрослении и нескончаемом экзистенциальном кризисе, только кризис этот – тихий и отчаянный, наполненный горькими высказываниями и мыслями о безысходности. Естественно, существуют другие ролевые модели – наподобие простых и жизнерадостных «любимиц Америки» Дженнифер Лоуренс и Анны Кендрик, но успех литературных персонажей вроде Беллы Свон и исполнительницы ее роли Кристен Стюарт объясняется лишь их противопоставлением себя  обществу: чем сильнее отталкивают нас их неулыбающиеся лица и резкие реплики, тем больше мы к ним привязываемся.

969725192

Самой известной представительницей этой категории публичных персонажей на постсоветском пространстве, безусловно, является Вера Полозкова: «Снова не мы», «И катись бутылкой по автостраде», «В свежих ранах крупинки соли» — одни заглавия ее произведений уже навевают тоскливое настроение и вызывают сочувствие. Однако мало кто знает, что «прообразом» Веры можно назвать практически позабытую в наше время, но удивительно талантливую поэтессу Нику Турбину. Не только стихотворениями, всей своей жизнью она будто предзнаменовала пришествие поколения kids, которое, несмотря на неутешительные прогнозы активно эксплуатирующего в своих романах этот термин Мишеля Уэльбека, хочет не только секса и развлечений, но также любви и переживаний, отображенных в литературе не «взрослым» языком Бальзака и Мольера, а с точки зрения «вечных подростков», ранимых и потерянных.

363769005

Ника Турбина была вундеркиндом. Первые свои поэзии она надиктовывала бабушке во время бессонных ночей, с четырехлетнего возраста – ребенок страдал астмой и не мог спать, лишь полуразборчиво шептал рифмованные строчки. В 9 лет вышел ее первый сборник, изданию способствовали Юлиан Семенов, Евгений Евтушенко – маститые литературные деятели увидели настоящий талант в произведениях «Черновика». Не смотря на то, что детство Турбиной пришлось на последние декады разваливающегося социалистического государства, избежать правительственных манипуляций «юным дарованием» ей не удалось – совсем юная поэтесса путешествовала с гастролями, выступала на международных конференциях и выставках. К сожалению, личность подобных «детей без детства» редко формируется уравновешенной и адекватной – хотя, возможно, дело тут не только в рано пришедшей славе: сама Ника в интервью всегда называла себя «ночным человеком», который лишь под покровом темноты чувствует себя уверенно и спокойно, «отгораживается» от толпы и живет.

Прожила девушка недолго, разбросав и так малые 27 лет на беспорядочные скитания – в 16 вышла замуж и уехала в Швейцарию, вернулась, поступила в ГИТИС, так и не закончила университет из-за проблем с алкоголем, один раз выпала из окна – как она сама об этом шутила «Неудачно упала с пятого этажа. Осталась жива», позже выпала еще раз – пользуясь ее терминологией, «удачно». Всю жизнь Турбина продолжала писать стихи, к сожалению, лишь немногие из них были опубликованы. Но даже существующие четыре сборника  — убедительное доказательство того, что успех, пришедший к 9-летнему ребенку, был, пожалуй, самой крупной неудачей в жизни Ники: опубликуй свои произведения в более сознательном возрасте, она была бы любима читателями, но другой, не «удивленной» любовью, а любовью настоящей, которую вызывает не эпатажная личность автора, а глубина и честность его строк. Мое любимое ее стихотворение — «Хочу добра»: перечитываешь — и как-то сразу рассеиваются все факты, из которых состоит эта статья. Хочется вернуться к третьему абзацу и просто написать «Ника Турбина была хорошей поэтессой». И хватит, наверное…

Автор статьи: Александра Даруга

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии