Cape Cod – проект музыканта и основателя лейбла «Kiev House» Максима Сикаленко, который каждое свое начинание привык оттачивать до совершенства. Так, в 2009 году mathcore группа +\- (плюс\минус), лидером которой был Максим, стала самым посещаемым украинским исполнителем в социальной сети MySpace — за год ее страницу посетило более 1 млн слушателей. Сегодня же он работает над первым альбомом и готовит live-программу. О своем творчестве, любимых местах в Киеве и отношении к критике — в интервью Cape Cod для Style Insider.

SI: Практически в каждом интервью или пресс-релизе пишут о том, что ты «самый успешный киевский хаус-продюсер». Ты действительно сумел достичь большего, чем остальные или же в Укриане еще очень мало хаус-продюсеров и конкурировать пока не с кем?

Cape Cod: Это очень напоминает историю, когда Назар Прокопив (владелец лейбла Wicked Bass), в шутку начал меня всем представлять как бывшего блэк металиста. Но ведь на самом деле мы же знаем, что бывших блэк металистов не бывает (смеется). Но в целом, считаю, что к успеху еще не пришел, да и вообще уровень успешности – понятие достаточно субъективное. Конкурировать есть с кем, но это скорее не соревновательная конкуренция, а конкуренция, основанная на взаимопомощи. Вся киевская сцена между собой коммуницирует и общается. Я очень люблю то, что делают, допустим, Женя Pahatam (саунд продюсер Ивана Дорна) и Юра SE62. При чем, у каждого из них стилистика, свой окрас и индивидуальность, но при этом наблюдаются общие черты, настроение именно Киева.

KOT_5079

SI: Давай для начала выясним: в чем же разница между диджеем и продюсером?

Cape Cod: Продюсер = музыкант, диджей = коллекционер. Продюсер самостоятельно создает музыку, в то время как диджей ее играет. При этом ничто не мешает ему параллельно создавать треки, которые в последствии тоже можно играть. Что касается меня, то я лично практически не воспринимаю понятие «диджей» отдельно от продюсера. Есть совсем небольшой пул людей, которые действительно канонически заточены под диджеинг. Из ближайшего окружения это все тот же Назар Прокопив (Noizar) и Борис Степаненко (Borys). Практически идеальных подход, динамика сетов, композиционное развитие, все очень и очень круто. Но на сегодня благодаря доступности и элементарности диджеинг возвращается в фазу ранних времен, когда само понятие «диджей» идентифицировалось с неким лабухом на свадьбе, к которому можно подлететь, дать денег с просьбой поставить трек Дипиш Мод. Но думаю скоро хайп пройдет и останутся только те, кому это действительно интересно и нужно.

SI: А как ты тогда относишься к школам диджеинга?

Cape Cod: Школа, благодаря живой коммуникации, ускорит получение базовых навыков. То, что ты можешь самостоятельно изучить за два-три месяца дома, в школе ты выучишь за месяц — не более. А дальше все будет зависеть только от тебя, твоего восприятия и музыкального вкуса — этому в школе не учат. Проводя параллель со своим опытом музыкальной школы по классу бас-гитары: ты получаешь базис, но это не означает, что твоей фантазии хватит на то, чтоб создать что-то дельное и адекватное. Все это зависит только от тебя. Поэтому важно слушать максимальное количество совершенно разной музыки.

SI: Украинские продюсеры уже начали зарабатывать на своей музыке?

Cape Cod: У меня есть примеры, когда продюсеры начинали зарабатывать, но потом они портились и как люди, и как продюсеры. Вообще я против того, чтоб такое — назовем это увлечение — становилось смыслом жизни. Потому что ты начинаешь менее критично к себе относиться, становишься более сосредоточенным на заработке, понимаешь, что это становится твоей работой, тебе нужно вогнать себя в какие-то рамки. Это реально тебя отупляет, ты перестаешь следить за тем, что происходит вокруг и теряешь себя и как личность, и как музыкант. Грубо говоря, теряешь свою индивидуальность.

SI: То есть все известные мировые диджеи, которые входят в списки самых высокооплачиваемых музыкантов, для тебя уже не являются диджеями в первоначальном значении, а стали продуктами поп индустрии?

Cape Cod: Да я вообще не воспринимаю диджеинг как что-то серьезное, по большому счету. Для меня это просто один из видов деятельности артиста. В моем случае это был логический ход, после того как я начал продюсировать треки. Нужно было дальнейшее развитие — на тот момент это был диджеинг. Сейчас я понимаю, что нужно двигаться дальше, поэтому уже практически год работаю над живым выступлением. Вот, к примеру, David Guetta в начале карьеры был очень вменяемым парнем. Первые его релизы, миксы – это был классический хаус. Он достаточно недавно, кстати, выкладывал микс-реверанс той старой музыке, которую он слушал, и там действительно было очень крутое музыкальное восприятие. Но вот коммерческая стезя превратила его музыку в какую-то орехотеку. Наглядный пример того, как это все отупляет и нивелирует настоящее творчество.

SI: Орехотеку?

Cape Cod: Дискотека для тех, у кого плохой музыкальный вкус (смеется). Инсайдерский юморок.

SI: Согласился бы сыграть на свадьбе или корпоративе?

Cape Cod: Только у близких друзей.

SI: Свой первый ремикс на композицию Ace of Base «All that she wants» ты выложил у себя на странице одной из соц. сетей, долго не признаваясь, что это работа твоего авторства. С чем это было связано?

Cape Cod: Когда ты показываешь себя визуально как артист, зачастую у людей сразу формируется твой образ. Хотелось посмотреть, как люди будут реагировать на трек, исходя только из музыки.

SI: А как ты воспринимаешь критику?

Cape Cod: Раньше, по классике жанра, если было 10 хвалебных и 1 негативный отзыв, то я сразу уходил«во все тяжкие» после именно этого одного негативного комментария. Но постепенно начинаешь более спокойно реагировать. На протяжении всей жизни есть определенное количество людей, музыкальным вкусам и восприятию которых я доверяю, и которым могу кинуть трек, а они непредвзято и незаангажированно послушают и скажут: «пушка/провал».

SI: Мастеринг твоего нового сингла «The One» сделал Тони Кузинс, работавший с Massive Attack и Робби Уильямсом. Как удалось заполучить внимание лондонского гуру?

Cape Cod: Ничего сверхъестественного — исходя из референсов, схожести композиции с иностранными аналогами я нашел Тони и предложил ему поработать. Кстати, он достаточно быстро согласился. Да и весь процесс получился на удивление быстрым и не выстраданным. Было желание сделать radio-friendly трек, не такой club addicted и жесткий как моё раннее творчество. Многие меня спрашивали, почему звучание стало не таким хаусовым? Нет, к примеру, жесткой перкусии? Все потому, что так было изначально задумано. В предстоящем альбоме будут достаточно экспериментальные штуки, которые благодаря вокалу и именно такому звучанию будут уведены в плоскость современной поп-музыки. Огромный реверанс и благодарность здесь Саше Dubdelight’у, с которым мы искали нужный звук, проведя безвылазные дни и ночи в студии звукозаписи.

SI: Сейчас ты записываешь свой дебютный альбом. С кем из вокалистов сотрудничаешь?

Cape Cod: Добрую половину альбома мы записали с Constantine, которого я случайным образом нашел благодаря ролику на YouTube. Это был лайв для канала Живяком. Мне всегда интересно находить локальных музыкантов или вокалистов с абсолютно своим мышлением, то есть тех, кто вырос на иностранной музыке практически с детства, отсек от себя все ненужное, пост-совковое. The One стал нашим первым совместным треком, который мы сделали практически год назад. В общей сложности мы записали 6 песен. Также будет одна коллаборация со Станиславом Шмелевским, вокалистом моей первой группы +\- (плюс\минус). При том, что мы с ним играли достаточно тяжелую для восприятия музыку, Стас является поклонником современной нео-соул сцены. Плюс будет композиция с моим приятелем из Майами — Остином Полом. Мы с ним познакомились как раз, когда вышел мой реворк на «All that she wants». В остальных произведениях я использовал а капеллы золотой эры r’n’b 90-х.

SI: Как думаешь, с чем связана популярность музыки 90-х в последнее время?

Cape Cod: Цикличность музыки и ностальгическая зона комфорта. До этого были популярны 80-е, сейчас опять возвращаются 90-е. Это формула, которая всегда выигрывает. Всем приятно вернуться в те времена, когда ты был ребенком. Я, допустим, для себя сейчас заново открываю неизвестные рок-команды конца 80-х и начала 90-х, которые косвенно повлияли на всевозможные музыкальные стили — тот же пост-рок, мат-рок и гранж.

SI: Как же все-таки проходил процесс твоего перехода от маткора к хаусу?

Cape Cod: Со стороны может показаться, что это был достаточно быстрый процесс — раз и ты уже делаешь хаус музыку. На самом деле все было совершенно иначе — на это все у меня ушло порядка двух-трех лет. Когда мы заканчивали записывать альбом +\- (плюс\минус) в 2010 году, я понимал, что нашему творчеству не хватает «музыкальной широты» и нужно больше экспериментировать со звуком. Один из  треков, который так и не вышел в свет, как раз стал попыткой сделать что-то среднее между The Mars Volta, Converge и Burial. Я начал искать людей, которые могут написать электронные партии для этого трека, но ни к чему дельному это не привело. Таким образом я засел за всякие туториалы и обучающие видео для программы Ableton, в которой работаю и по сей день. Позже, когда группа негласно распалась, мы с вокалистом Стасом Шмелевским решили сделать совместный проект, поскольку продолжали постоянно общаться и были на тот момент на одной волне. Я написал порядка 5 треков, по стилистике максимально приближенной к post-r’n’b в духе The Weekеnd, но с любовью к творчеству Craig David’a, Aaliyah. Но проекту тоже не было суждено развиться дальше этого порога. Пришлось обратно вернуться к формату «хочешь сделать хорошо — сделай сам». Так и появился нынешний формат Cape Cod’a.

SI: Как быстро ты нашел свой собственный стиль и звучание?

Cape Cod: Мне кажется, я только-только начинаю к нему приходить. Оно начало приобретать статическую форму после ремикса на трек Ивана Дорна «Невоспитанный», которому почти полтора года и который до сих пор не вышел. При том, что благодаря небольшим отрывкам, гуляющим по сети,его уже знаюти ждут на выступлениях. Сейчас мы пытаемся с Женей Pahatam уладить все юридические моменты, чтобы этот трек поскорее вышел в свет. Параллельно с этим я своими силами отпечатал во Франции две копии white-label винила с этим ремиксом. Один подарил Жене, а второй оставил у себя.

SI: Что слушаешь из категории guilty pleasure?

Cape Cod: Я давно перестал зажимать себя в рамках музыкального, при том, что я ужаснейший сноб. Считаю, что снобизм должен быть у каждого для воспитания хорошего вкуса. Будь то музыка, кинематограф или изобразительное искусство. Но сноб внутри себя, не внешний. Снобизм — как доминирование субъективного над объективным, принципиальность. Допустим на прошлой неделе я переслушивал альбомы Slint, Smashing Pumpkins, Alanis Morissette и Korn для того, чтобы понять атмосферу того времени из разных музыкальных плоскостей. Но мало просто прослушать тот или иной релиз, чтобы это сделать. Я пытаюсь заходить с разных сторон — смотреть больше фильмов выбранного периода, перечитывать литературу того времени, знаковые события. Так больше понимаешь внутренние механизмы, влиявшие на музыку и музыкантов.

KOT_5063

SI: Какой последний впечатливший тебя трек?

Cape Cod: Dig – Believe. Именно так для меня звучит лето 2015-го в Киеве.

SI: Назови 3 любимых места в Киеве.

Cape Cod: Это скверик возле стадиона Спартак, парк Киото и лавочки возле Оперного театра.

SI: Чего нам ждать от Cape Cod в ближайшем будущем?

Cape Cod: Сейчас мы с Constantine работаем над акустической версией «The One». Это будет не классическое понятие акустической версии, а своеобразное переосмысление для 2015 года. Посмотрим, что из этого получится.  Параллельно с этим будем снимать видео на второй сингл. И основная кульминация — дебютный альбом, который я очень надеюсь, выйдет этой осенью.

KOT_5012

Автор статьи: Марина Тулей

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии