Проект The Erised присоединился к эшелону новой украинской музыки относительно недавно. Чуть больше года назад 6 уже состоявшихся музыкантов собрались вместе, перевернули в своем названии английское слово «desire», заключили контракт с британским лейблом Med School Music и начали уверенное шествие по благодатной и стремительно развивающейся музыкальной почве Украины.

The Erised объединил под своей крышей таких, казалось бы, музыкально разных артистов как вокалистка Соня Сухорукова, электронщик Нил Тарасов и гитарист Игорь Кириленко из Hidden Element, барабанщик «Бумбокс» Александр Люлякин, бас-гитарист «Братья Карамазовы» Владимир Михалюк и DJ и продюсер Данил Марин, известный как Detail.

Об успехе, будущем альбоме и дальнейших планах Style Insider узнал у Сони Сухоруковой, талантливой вокалистки, которая в свои 22 года уже успела принять участие в нескольких талант шоу, начать сольный проект Sonya и, в конце концов, присоединиться к «великолепной пятерке» The Erised.

The Erised

SI: Как музыкантам, играющим в таких разных стилях, удалось собраться и создать общий проект? 

Соня: Абсолютно случайно все получилось. Мы все ребята творческие и помимо существующих проектов и коллективов, в которых каждый из нас задействован, мы хотели создать еще что-то классное. А так как все друг друга знаем очень давно, то однажды мы собрались вместе и решили, что в силах это сделать.

SI: Сейчас все усилия брошены на The Erised или участники продолжают каждый в равной степени заниматься своими проектами?

Соня: Нет, все продолжают параллельно заниматься своими проектами. Но The Erised для нас очень важен. Мы с ребятами очень верим во все то, что сейчас вместе делаем.

The Erised

SI: Как удалось всего за 1 год обрести такую популярность и узнаваемость?

 Соня: Лейбл Med School, безусловно, один из немаловажных составляющих такого результата. Они очень много делали и делают для нас и нашего продвижения. Помимо этого, благодаря социальным сетям всё сейчас очень быстро распространяется и на нас сразу же отреагировали.

SI: Как ты думаешь, какая основная составляющая успешного проекта?

Соня: Очень важна работа лейбла, пиарщиков – это чуть ли не 80% успеха. При этом я не могу сказать, что мы играем коммерческую музыку, или думаем, как сделать так, чтобы как можно большему количеству людей понравилось. Мы делаем то, что нам нравится, и так вышло, что это цепляет слушателей. Верим и надеемся, что сможем завоевать сердца.

SI: Кто у вас отвечает за написание песен?

Соня: Пишем все вместе. К примеру, Игорь и Даня вначале делают заготовку, потом уже я напеваю мелодию, так называемый текст-рыбу. Ну а финальные тексты мы пишем коллективно, дополняя друг друга.

SI: В феврале этого года вы выпустили дебютный EP «Desire».Чего ожидать дальше?

Соня: Сейчас мы пишем альбом, релиз которого планируем либо на конец этого года, либо уже на начало следующего. А до этого, думаю, снимем видео или еще один лайв.

SI: Зачастую вокалисты, почувствовав в себе силы, уходят из групп, чтобы начать сольную карьеру. У тебя наоборот – до The Erised ты пела в сольном проекте Sonya. Не считаешь это шагом назад?

Соня: Но я ведь не бросила сольную карьеру. Просто оба проекта появились практически параллельно. У меня был период, когда я ничем не занималась и понимала, что надо же что-то начинать. В этот момент так сложилось, что одновременно появились предложения о сотрудничестве, и я поняла, что хотела бы поработать и там, и там. Да и что в этом плохого?! Может, у меня позже появятся еще какие-то талантливые друзья, с которыми мы придумаем что-то третье.

SI: Расскажи немного больше о Sonya.

Соня: Sonya – это мой сольный русскоязычный проект, в который я верю не меньше, чем в в The Erised. Музыка в большей мере коммерческая, но мне все же не хочется, чтоб она была совсем попсовой. Да так и не получится на самом деле, потому как я работаю с очень классным аранжировщиком Ромой BestSeller, который сотрудничает с Ваней Дорном. С ним мы находимся на одной волне и сейчас готовим танцевальные треки. Рома делает отличные аранжировки, так как чувствует все тонкости, знает, как правильно это сделать.

Sonya

SI: Что сейчас приоритетнее: сольная карьера или The Erised?

Соня: С одной стороны я понимаю, что, возможно, рано или поздно придется выбирать между The Erised и Sonya. А с другой — я верю, что нет ничего невозможного и оба проекта можно совмещать. И я на самом деле этого очень хочу. Пусть я буду, возможно, первая у кого это получится.

 SI: В каком формате чувствуешь себя комфортнее – поп музыка или электронная?

Соня: Одинаково комфортно и там, и там. Мне может понравиться безумно попсовая песня из-за какой-то мелодии, а может что-то очень андерграундное. Но я все-таки вокалист, и поэтому больше реагирую на вокальных техничных исполнителей. А вообще я воспитывалась на разнообразной музыке: немножко рока, немножко r’n’b. Правда русскоязычного практически ничего не слушала. Да и петь на русском языке мне почему-то не удобно в плане артикуляции. А вот на английском как раз наоборот – очень легко.

The Erised

SI: Ты следишь за развитием украинской музыкальной сцены? Кого-то можешь отметить?

Соня: Конечно же, мы со многими дружим, но лично я мало слежу за нашей музыкальной тусовкой. Но сейчас благодаря тому, что начинаются концерты The Erised, к нам приходят музыканты, мы знакомимся. Очень приятно, что пришли все эти талантливые люди, я даже не ожидала. А выделить кого-то сложно, все крутые. Сейчас вообще появляется очень много качественных, фирменных групп. И мы не исключение.

SI: Поделись своим последним музыкальным открытием.

Соня: Совсем недавно открыла для себя такого исполнителя как ZakAbel. Обычно когда не знаешь, как выглядит человек, то слушаешь песни и рисуешь себе какой-то образ. Я вот его представила бородатым таким худым чуваком с длинными волосами, а оказалось, что это ну очень молодой мальчик, к тому же очень симпатичный. Я начала искать информацию в интернете и обнаружила, что у него не очень много слушателей. Не знаю, почему он до сих пор не стал безумно популярным.

Соня Сухорукова

SI: А ты сама на кого-то равняешься?

Соня: Мне кажется, такое было, когда я только начинала петь. Меня, кстати, очень часто сравнивают с Рианной. Вначале я думала: класс, у меня получается так же петь, а сейчас мне такое сравнение стало немного надоедать, и я пытаюсь как-то от этого уйти. Да, мы немного похожи по тембру голоса, но я пытаюсь найти свое интересное и запоминающиеся звучание.

SI: Ты участвовала в нескольких талант шоу, в том числе и в «Фабрике звезд». Что дал тебе такой опыт?

Соня: На «Фабрику звезд» я попала, когда мне было 18 лет, и я только начала заниматься вокалом. Петь я, кстати, начала не с раннего детства. Просто в какой-то период резко поняла, что мне нравится, и я хочу этим заниматься. Для меня все там было такое новое, масштабное, классное — звезды какие-то, съемки. Это большущий опыт! Давать интервью, общаться с прессой, правильно себя вести —  всему этому я научилась, когда жила в «фабричном» доме. Некоторые возмущаются, мол, зачем эти шоу нужны. И со стороны оно, может, и выглядит как какое-то дурацкое шоу, но на самом деле – это большой шаг вперед. Если бы я не была на «Фабрике», меня бы не было сейчас здесь, у меня бы не было группы, и я бы не пела так, как я сейчас пою.

SI: Как ты все успеваешь?

Соня: На самом деле у нас постоянно куча репетиций, подготовка к киевскому концерту была достаточно тяжелая — я заболела прямо перед выступлением, упала и ногу разбила. И все говорили: «Ну, значит, будет классный концерт». И я безумно рада, что так и получилось.

Соня Сухорукова

Автор статьи: Марина Тулей

Фотограф: Анна Некрасова

Благодарим за помощь в организации съемки True Burger Bar

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии