Когда видишь какие-то новости из жизни публичных людей или читаешь их биографии, всегда сложно отыскать правду – наверное, потому что она не так уж важна среднестатистическому зрителю. Утонченный стиль – результат собственного изысканного вкуса или работы целого коллектива костюмеров и парикмахеров, благотворительность – искренний порыв души или возможность создать себе образ «тонко чувствующего», «сострадательного» человека — понять трудно. Наверное, мое пренебрежительное отношение к большинству представителей мира моды, кино и прочих искусств сформировалось именно потому, что, если уж восхищаться незнакомцами, нужно быть уверенной в том, что они этого достойны. А я им, уж простите, не верю. Но я интуитивно, сердцем, до чувства легкой влюбленности в эту героиню, верю Одри Хепберн.

audrey (14)

audrey (13)

Несмотря на то, что многие из ее фильмов составляют современный золотой фонд кинематографа, называть Хепберн великой актрисой, мне кажется, немного неправильно. «Римские каникулы», «Сабрина», «Моя прекрасная леди» — замечательные, светлые комедии, которые, однако, так и не позволили раскрыться драматическому таланту этой женщины: такие имена, как Ингрид Бергман, Мэрил Стрип или даже нашей современницы, Шарлиз Терон, в плане трагических ролей, кардинальных преображений, исполнить которые они были способны на экране, лично для меня звучат гораздо солиднее. Легендарность Хепберн не в умении лицедействовать и преображаться, во всех своих картинах она преимущественно все тот же нежный ребенок, каким она была в жизни. Яркий пример того – «Зафтрак у Тиффани», фильм-икона для романтичных девушек всего мира, которые восхищаются трогательной Холли Голайтли и ее вечерними туалетами, в то время как сама книга Трумана Капоте, послужившая основой для сценария, представляет свою главную героиню в немного другом свете, как ни прискорбно, намного более реалистичном: в романе писатель не скрывает ни профессиональной принадлежности Холли – а она, если честно, банальная проститутка, правда, дорогая и избирательная, ни ее жизненных ориентиров – а именно, наладить свою жизнь браком с обеспеченным представителем из высшего света, привязав его к себе ребенком. Когда же мы смотрим на Одри в этой роли — не испытываем ничего, кроме нежности и восхищения наивной душой, ее непосредственностью, кокетством и утонченностью. И черт с тем, что там на самом деле хотел донести до нас этот черствый постмодернист Капоте, если при мысли о «Завтраке у Тиффани» у каждого перед глазами встает Хепберн в черном платье Живанши и с сигаретой в мундштуке.

audrey (1)

audrey (4)

audrey (5)

Это платье, кстати, в 2006 году было продано на аукционе за рекордную для костюма из фильма цену – 467,200 фунтов, в очередной раз подтвердив уникальность модного наследия Одри. Ее стиль прост и сдержан, и тем не менее сотни тысяч девченок, живущих в абсолютно другом, пост-сексуальнореволюционном мире, хотят одеваться «как Одри». Важную роль сыграло ее знакомство с уже упомянутым Юбером Живанши – он за свои наряды для ее героинь получил Оскар, а Хепберн – свои фирменные жакеты-трапеции, жемчужную нить, перчатки до локтей, крохотные водительские перчаточки и прочие прелести. Не в последнюю очередь благодаря Одри и ее тандему с Феррагамо мы теперь там одержимы трендом кукольных лаковых балеток на плоском ходу – в свое время дизайнер создал элегантную пару черных туфелек с ремешками специально для актрисы.

audrey (9)

audrey (8)

audrey (7)

На первый взгляд, «как Одри» — это очень просто: она никогда не измождала себя разнообразными утягивающими, тяжелыми, сложноподчиненными нарядами. Даже ее образы для официальных мероприятий максимально минималистичны – однотонные платья в пол, чистые линии, дорогие, но не вычурные ткани, в крайнем случае – расшитые камнями или цветочным орнаментом, но всегда в меру. Тонкую шею можно подчеркнуть маленьким шелковым платком или дорогим ювелирным украшением, но можно оставить и так, благо, не существует ничего драгоценнее самой длинной женственной шеи. В более повседневных нарядах все еще проще – кофты с рукавом три четверти, удобные брюки, чаще укороченные, костюмного кроя. Иногда морская полоска, но чаще – черный или оттенки пастели. Удобная обувь, на плоском ходу или совсем крохотный каблук – хрупкая Одри, в прошлом ученица балетной школы, всю жизнь оставалась стройной и не нуждалась в искуственном «устройнении» или удлиннении ног. Из аксесуаров так же стоит упомянуть ее солнцезащитные очки – маленькое личико Хепберн они закрывали практически полностью.

audrey (10)

audrey (2)

audrey (12)

И в то же время, «как Одри» — это сложно, практически недостижимо. Потому что ее образ не ограничивается «правильным» платьем и сумочкой. Так же Хепберн не брала актерским мастерством или красотой. Ее, безусловно, утонченные черты, все-таки далеки от классических лиц «роковых красавиц», в ее нарядах не найдешь платьев с декольте до пупа или экстравагантных шляпок с лобстерами в стиле Скиапарелли, которые необходимы, чтобы в наше время считаться «законодательницей мод». Секрет Хепберн как раз в том, чтобы быть собой – сдержанной, элегатной, доброй – как в объективе кинокамеры, так и на красной дорожке. Именно такого спокойного постоянства, мне кажется, не хватает современным ит-герлз: меняется мода, и они вместе с ней, или приспосабливаясь, или уступая место новым лицам. Одри Хепберн была и остается знаковой персоной, с 60-х годов прошлого века и до сих пор, и рецепт ее прост: люди преданнее всего восхищаются теми, кого любят, а любят тех, кому верят. А чтобы тебе верили, достаточно малого – не врать.

audrey (3)

Автор статьи: Александра Даруга

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии