Style Insider побывал в гостях у одного из самых востребованных художников Украины, который не нуждается в долгих представлениях. Его имя надолго закрепило за собой славу провокации и ироничной насмешки над социумом. В интервью Илья Чичкан делится своими мыслями о любви к розам, будущем современного искусства и даёт советы молодым художникам.

SI: С чего начинается работа над проектом? Все происходит спонтанно или занимает какое-то время?

Илья Чичкан: В последнее время с трудом, во-первых очень многое уже сделано. Ведь раньше ты не обращал внимания, похож ты на кого-то или не похож. Работаешь, не думая, а потом раз, и что-то получается. Когда так много думаешь, отметаешь много всего: и это было сделано, и это на кого-то похоже, то становится сложнее работать. А сейчас сделай что-то на кого-то похожее — вообще изнасилуют. Теперь тяжелее создавать. С возрастом по-другому работается, нет того идиотизма, уходит свобода, но всегда можно себя переключить сменой обстановки или какими-то приключениями.

Чичкан

SI: Есть ли у провокации будущее?

Илья Чичкан: Появилось много разных медиа, и провокативное искусство само по себе теряет смысл. Это происходит из-за того, что сейчас мы имеем много качественной похожей информации. Политика, гомосексуализм, расизм, национальная идентификация уже уходят. Сейчас мы идем к земле, к чему-то ручному.

SI: Как вы себя видите с такими тенденциями?

Илья Чичкан: Нормально, только вот отмылся от чернозёма, у меня есть дом, я там рисую, пашу и розы выращиваю. Это очень качественно снимает стресс.

Илья Чичкан

SI: На что не стоит надеяться современному молодому художнику?

Илья Чичкан: Надеяться нужно только на себя. Различные институции, конечно, всё меньше и меньше занимаются этим делом. Интерес был и, как бы, он должен был возникнуть в связи с войной. И это естественно. К примеру, во время военных действий в Югославии весь Нью-Йорк был наводнён югославскими художниками. Фондации сразу бросаются на такие ситуации, они это любят. Но почему-то такой волны не произошло с нашими молодыми художниками. Как-то это не подхватили, хотя по логике вещей, это должно было сильно спровоцировать интерес галерей и институций к нашим ребятам.

Илья Чичкан

SI: Возможно некого показывать?

Илья Чичкан: Нет, почему? У нас есть отличные и интересные художники. К примеру Жанна Кадырова, она мне интересна тем, что использует необычные материалы, более заземлённые. И концепт, и контекст у неё более прямой. От прошлого к настоящему. А вот с масс медийными очень сложно, потому что в 90-х был всплеск, компьютерные игры и интернет искусство. Художники в своё время уже забили ниши, и если сегодня ты делаешь, оно всё равно вторично.

SI: Как влияет востребованность на художника? Где заканчивается творчество и начинается бизнес?

Илья Чичкан: Я думаю, с ответственности, которую на себя закидываешь. Семья — это самая опасная вещь для художника.

Илья Чичкан

SI: Что сейчас модно, что покупают?

Илья Чичкан: Искусство, как и мода —  тоже циклично. Есть какие-то волны, одно течение сменяется другим. Сейчас искусство должно быть более концептуальным и более дешёвым. К примеру, объекты, которые создаёт Джефф Кунс. Там само искусство в производстве стоит дороже чем идея. Собачки из цветов. Ну сколько это может стоить,  300 000 евро. Уже теряются критерии цены вопроса.

К примеру, американский скульптор и художник Кристо, который упаковывал различные объекты: от Рейхстага до пишущей машинки. Наработав контекст до производства, он создал свою схему, в которую мы поверили, и только потом уже начали вливать бабло. Это ведь не было так, что Кристо пришёл и сказал —  давайте завернём Рейхстаг, и все. Была проделана большая работа, выстроена концепция. Иначе кто продаст завёрнутый кирпич, да? И в итоге он каким то образом дошёл до стадии коллективного творчества, выполнения. Но, в принципе, я видел эскиз этого завернутого рейхстага карандашом. Очень красивый рисунок сам по себе.

Илья Чичкан

SI: Вы коллекционируете предметы искусства?

Илья Чичкан: Мне нравится это. Наверное, я бы хотел покупать, но я не могу себе позволить, а начинать с чего-то плохого нет смысла. У меня есть какие-то небольшие покупки, но в основном мне дарят подарки. Есть такая накатанная схема у художников — меняться, это очень распространено. Давай я тебе дам, и ты мне дашь. Получается, что вроде бы коллекция, но я как-то не очень в это верю. Я вот розы люблю, садить и собирать. Но в их видах я не особо разбираюсь. Просто интуитивно покупаю, как обезьяна. Они цветные, красивые, растопыренные.

Илья Чичкан

SI: Что вы думаете о смерти?

Илья Чичкан: Знаете, я — атеист, и меня очень раздражают все эти церковная вещи. Очень сильно меня православие раздражает, да и католицизм тоже. Я сталкивался с таким количеством абсурда и дерьма, которое крутится вокруг религии. Недавно пересматривал фильм «Неверующие» The Unbelievers (2013). Это документальный фильм, посмотрите обязательно. В течении фильма был момент, где режиссёр встречается с проповедником. Им оказался какой-то негр в крокодиловых туфлях и белоснежном костюме. Ему задают вопрос, что мол Христос же всегда был против богатства и денег. И этот проповедник ему отвечает: “Нет, вы ошибаетесь. Ведь он носил очень качественный лён.” Вы можете себе это представить?

Поэтому к смерти отношусь экзистенциально, не то что боюсь, но понимаю что придётся с этим как-то смириться.

Илья Чичкан

SI: А есть что-то, чего вы боитесь?

Илья Чичкан: Ну, Машу боюсь, когда она злая. Милиционеров боюсь, гаишников наших.

SI: Что художнику обязательно нужно сделать в своей жизни?

Илья Чичкан: Много чего. Не стоит забывать о наркотиках, особенно в начале. В общем, sex drugs and rock’n’roll.

Илья Чичкан

Илья Чичкан

Илья Чичкан

Автор статьи: Алина Глотова

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии