Андрей Запорожец — лидер коллектива SunSay, вокалист группы 5`nizza и просто невероятно светлый, открытый и музыкальный человек. Когда речь заходит о любимой музыке, на лице Андрея появляется широкая улыбка и о каждом из названных им музыкантов с лёгкостью можно было бы подготовить отдельный, полноценный и очень занимательный материал. Поэтому прежде чем начать читать интервью, приготовьте ручку и блокнот.

SI: На какой музыке вы росли?

Андрей: Сегодня в такси мы услышали песню Felicita и я подумал, что это действительно музыка, на которой я рос. В целом мне очень повезло, так как мой дядя слушал Стиви Уандера, Рэя Чарльза, немного рока, такого как Tears for Fears и разные странные группы. Поэтому с десяти лет мне доставалась хорошая музыка. Позже я привёз хромовые кассеты из Германии, куда ездил с хором, и на одну сторону дядя записал мне альбом Майкла Джексон “Dangerous”, а на другую — Dire Straits “Brother in Arms”. Я очень люблю эту группу, для меня она всегда стояла особняком,  несмотря на то, что не так много слушаю музыки в подобной стилистике. А Джексон стал для меня, как и для многих, первым героем.

Ко мне попало и много афроамериканской музыки на основе блюза, позже появились Boyz II Men, Take 6 и хип-хоп. На меня очень сильно повлияла соул музыка, я начал находить исполнителей, которые были до Стиви Уандера: Отис Рэддинг, Марвин Гэй, Нина Симон. Конечно, слушал и Браво, АукцЫон, Tequilajazzz, Воплі Відоплясова, даже Чиж & Co.

Андрей Запорожец

SI: Пытались ли вы найти переводы любимых песен?

Андрей: Конечно, когда появился интернет, я сразу скачал все тексты Nirvana. Несмотря на то, что я в то время слушал, в основном, соул и хип-хоп, эта группа просто ворвалась в мою жизнь. Я прослушал все альбомы Nirvana, а «Nevermind» выучил наизусть сначала на слух, а потом мы скачали тексты. И каково было наще удивление, когда мы поняли, что все эти тексты были неправильными, кто-то переводил это абсолютно из головы, но очень созвучно. Откровенно говоря, я до сих пор пою Nirvana с неправильным текстом. Также мною вручную были переписаны тексты Public Enemy и Take 6. Я и сейчас с лёгкостью могу зачитать Public Enemy или Cypress Hill.

SI: Бывали ли разочарования, когда узнавали настоящий смысл текстов любимых песен?

Андрей: Признаться, я в то время больше слушал музыку, а поэзией начал увлекаться чуть позже.

SI: Когда?

Андрей: Сейчас (смеётся). После того, как я внимательно послушал Леонарда Коэна и почитал его тексты, я понял, что он один из самых ярких поэтов в англоязычной музыке. Также на меня повлиял Боб Дилан, Джефф Бакли, Асаф Авидан – молодой парень, который пишет прекрасные стихи и, безусловно, Сол Уильямс. Я считаю Сола Уильямса одним из лучших поэтов современности, у него очень интересные, странные, порой не очень понятные стихи. Мне довелось с ним познакомиться в Париже и даже записать совместную песню, которая лежит у Джона Форте в Нью-Йорке, но дальнейшая её судьба пока неизвестна. Этот трек слишком странный, чтобы его выпустить. Ещё хотелось бы упомянуть Сашу Васильева из группы Сплин, он сейчас мой любимый поэт среди музыкантов, также прекрасна Вера Полозкова. Стоит тогда указать и Кровосток, Влади, Егора Летова, Бориса Борисовича Гребенщикова – мастера слово, чьи интервью меня вдохновляют не меньше текстов песен.

Хип-хоп – это ведь тоже поэзия. Новый альбом Кендрика Ламара, который я сейчас слушаю, несмотря на огромное количество мата и разных непристойностей в текстах, что обусловлено стилистикой, несёт очень мощный месседж. Его тексты очень многослойны, просты, глубоки и искренни.

SunSay

SI: Как большой поклонник Fugees, не могу не спросить о том, как произошло ваше знакомство с Джоном Форте?

Андрей: На самом деле, Джон Форте спродюсировал всего 2 трека для Fugees: обожаемый мною “Rumble in the Jungle” (сэмпл для которого, как оказалось, Джон срезал с песни ABBA) и Cowboys. Мы познакомились с ним в Москве, куда Джон приехал, чтобы снять очень хороший, на мой взгляд,  документальный фильм «The Russian Winter» и посотрудничать с музыкантами.

Пока наше сотрудничество ничем не закончилось. Мы записали с Джоном альбом частично в Париже, частично в Нью-Йорке, который пока так и не выпущен, скорее всего, потому что не является очень уж коммерческим.

SI: Вы окончили медицинский университет. Если бы у вас была возможность выбирать образование сейчас, вы бы пошли учиться музыке, или подобные рамки могли ограничить вас в дальнейшем творчестве?

Андрей: Я убеждён, что ничего не может ограничить. Если человек готов развиваться, не на чём не зацикливается и понимает, кто он и зачем это делает, то образование только помогает. Но люди, по своей природе, — слабые, они могут потеряться и стать шаблонными. Хотя они и так такими станут, скорее всего…

Я учусь у своей бэк-вокалистки Тоси Чайкиной, она знает о музыке намного больше меня. У неё профессионально поставлен голос, так как мать – преподаватель вокала. В свои 18 лет Тося знает все секретики и я учусь непосредственно у неё. Это просто чудо, учиться у такой молодой девушки. Также вокруг меня профессиональные и образованные музыканты, у которых есть чему поучиться.

SI: Как долго собиралась ваша команда?

Андрей: Состав нашей группы видоизменялся. У нас был недолгий период альтернативного рока, период качового афробита, который до конца не закончился.

SI: А какой период у SunSay сейчас?

Андрей: Вся наша музыка близка к фанку и хип-хопу. Последний альбом, скорее, полностью в стилистике абстрактного хип-хопа, который  у нас мало, кто делает и понимает. Тот же Кендрик Ламар меня вдохновил на мощную хип-хоп песню, которая выйдет осенью. Она получилась достаточно оригинальной, музыку написал невероятно талантливый парень Миша Нестеров (звукорежиссёр, работавший над альбомом «V»), который пишет музыку в абсолютно разных стилях. Он прислал мне что-то похожее на Sigur Rós, смешанный с хип-хоп битами. Это, правда, не на что не похож, получилась очень северная, красивая, атмосферная музыка, но при этом бит в ней очень неровный, качовый, в духе J Dilla.

SI: Какие концерты, которые вам удалось посетить вы можете отметить?

Андрей: Я никогда не забуду концерт Radiohead, на котором я стоял в мурашках и слезах, когда заиграла песня «Just», это было очень мощно. Был на Massive Attack, когда они играли полным составом с двумя барабанными установками в Нью-Йорке, на Beastie Boys, где ребята не только читали под бит диджея, но и играли на ударных и бас-гитарах. Bjork – абсолютно великолепна. Я также слушал в Берлине Flying Lotus, который, по моему глубокому убеждению, сделал революцию в современной музыке. Его звучание – авангардное, интересное, новое и свежее. Меня поразило и живое выступление Ника Кейва, чью музыку я никогда особо не слушал. Но всё это было давно, я очень жалею, что пропустил концерт Nneka.

SI: А чьи концерты вы бы ещё хотели посетить?

Андрей: С удовольствием бы сходил на Toro y Moi, Asaf Avidan, King Krule, на концерт австралийской группы Hiatus Kaiyote, которую я считаю номером один на сегодня. Их музыка — соул ближе к джазу, они довольно сложно играют живьём, но это очень моя музыка.

SI: Кто бы выступал на вашем фестивале мечты, если бы можно было пригласить как живых, так и не живых исполнителей?

Андрей: Ого! Это как «The Great Gig in the Sky» Pink Floyd. Возможно, мы когда-то устроим такой фестиваль, только для этого, похоже, нужно умереть… А это придётся рано или поздно сделать каждому. Безусловно, первым назову своего кумира – Марвина Гэя. Признаться честно, я даже немного подражаю ему в плане стиля. Я восхищаюсь Марвином и знаю все его песни наизусть, от него исходит невероятное добро и свет, в нём столько глубины и мягкой силы. Подобного сейчас никто не делает, да и подражать ему практически невозможно. Я думаю, что тот же Барри Уайт полностью позаимствовал стилистику Марвина, но стал у нас даже более популярным благодаря своему бархатному голосу. Также, не буду оригинальным и назову Джима Моррисона, Тома Уэйтса, который, по моему мнению, и есть само искусство. На разогреве мог бы выступить тот же Кендрик Ламар, он — новый Тупак в плане личности, внутренней силы и поэзии. Но для этого нужно вникать в смысл его текстов, а не просто слушать их. Для меня сила личности очень важна.

SI: Вы любите гулять пешком и слушать музыку. Зависит ли музыка, которую вы слушаете, от города, в котором находитесь? И какая музыка подошла бы, скажем, для прогулок по Питеру, Киеву и Харькову?

Андрей: Город очень сильно влияет на музыку, которую я слушаю. Когда я в Индонезии, мне просто перестают нравиться очень многие группы, которые я обычно с радостью слушаю в других странах. Сразу не хочется слушать музыку с гитарными дисторшнами. Я приезжаю на Бали и сразу качаю альбом Finley Quaye, его музыка идеально подходит для этого места. Во время холодов в Питере отлично слушается исландский рок и Sigur Rós или новый альбом Beck. В Харькове прекрасно послушать хип-хоп или трип-хоп, что, в большей степени, связано с ассоциациями из детства. Я тогда слушал ранних The Roots, Portishead, Tricky, Massive Attackи странные группы вроде Lords of the Underground, конечно же A Tribe Called Quest, которая и сейчас остаётся одной из моих любимых групп. Кстати, есть очень забавный фильм об их объединении и о том, как они не доиграли тур вдвоём, потому что просто не могли находиться вместе и дня. Изначально это была простая документалка, но фильм абсолютно случайно получился очень драматичным.

Для Киева бы подошло что-то ближе к року. К сожалению, я практически всегда в Киеве проездом, поэтому у меня обычно не так много времени для пеших прогулок.

SI: Рождаются ли во время таких прогулок песни?

Андрей: Они скорее рождаются после, когда ты уже что-то впитал и пропустил через себя. Это прозвучит странно, но я написал несколько песен на спортивной площадке во время подтягиваний и упражнений на брусьях.

SI: После поездки на Бали, думали ли вы поехать и записать альбом где-то ещё, впитав местную культуру?

Андрей: Обязательно. Я люблю Бали, для меня там всё понятно и мне там комфортно, но я очень люблю открывать что-то новое. Меня поразил Китай и Гонг-Конг, где я был недавно.

Я слушаю много этнической музыки и в Китае нам посчастливилось познакомиться с англоговорящим владельцем клуба, который познакомил нас с творчеством современных китайских музыкантов, где была смесь рока с фольклором, эдакий китайский АукцЫон, композиции с горловым пением и прочее. В Китае очень мощные музыкальные традиции, но они абсолютно не интересны молодёжи. Всё своё – это очень интересно. Я надеюсь, что и у нас традиции будут возрождаться, важно лишь не спекулировать на этом, а любить, по-настоящему интересоваться традициями и проникать в них. Я, скажем, — большой фанат ДахиБрахи, в чьей музыке прекрасный баланс этники и современности.

Андрей Запорожец

SI: Где наиболее качественно можно записать музыку?

Андрей: Качество – это одно, а состояние – другое. Хорошую запись можно сделать и в Киеве, Харькове, если есть идеи и понимаешь, чего хочешь. Все последние записи SunSay были сделаны в Питере, да и в принципе все альбомы SunSay были записаны именно там, за исключением «Благодари», который мы записали частично на коленках в Харькове, частично в Киеве у Славика Fame.

SI: Вы интересуетесь искусством. Есть ли у вас дома картины?

Андрей: Дома есть картины, которые дарят знакомые. Например, прекрасный харьковский художник Ленур Велиляев подарил мне одну из своих работ, которая впоследствии стала обложкой сингла «Летним днем». Мне много всего дарят в разных городах, но я, к сожалению, не всегда запоминаю имена.

SI: А что для вас дом?

Андрей: Дом – это там, где ты кинул шапку (кидает шапку). Ведь дом – это состояние спокойствия и уюта, а они постоянно меняются. Даже место, в котором ты сегодня себя чувствуешь дома, завтра может оказаться совсем не родным. Домом может быть уголок, где ты сейчас находишься, но я абсолютно не исключаю того, что однажды мне захочется где-то задержаться. Конечно, влияет и окружение, но в целом – это состояние комфорта и гармонии. Дом – это покой внутри.

SunSay

SI: Кто первым слушает вашу музыку? Кто ваш главный критик?

Андрей: Первым музыку может услышать кто угодно из моего окружения. Могу вам, например, сейчас что-нибудь поставить и спросить ваше мнение. Всегда очень интересно узнать мнение малознакомых людей, ведь вкусы своих друзей я уже хорошо знаю. Так у меня есть друг, которого не интересуют альбомы, ему нужны только записи с репетиций — сырые, непричесанные, энергичные. Другое же дело поставить музыку незнакомому человеку. Однажды в поезде, я дал послушать свою музыку любителю шансона, ему не понравилось, он мне так честно и сказал.

Ставлю музыку и дочке, но я уже заметил, что ей нравится музыка повеселее, а папа – человек, склонный к меланхолии. Но я над этим работаю…

Также всегда проверяем песни в бою. Ведь то, что нравится мне, не всегда отвечает предпочтением других. Именно поэтому так трудно продюсировать собственную музыку.

SI: Стоит ли делать выводы из мнений незнакомых людей?

Андрей: Конечно не стоит, это, скорее,  забавный опыт. Но есть действительно классные вещи, которые нравятся всем. Для меня таким примером всегда была группа Queen и сам Фредди Меркьюри.

SI: Чем ещё кроме музыки вы бы могли заниматься?

Андрей: Я бы очень хотел попробовать себя в роли актера, но вспоминая ролик с Гэрри Олдманом, не хочется стать тем самым спортсменом…(смеётся)

SI: Кто из режиссеров, в таком случае, вам нравится?

Андрей: Мне очень нравится Терренс Малик, Джармуш, Бертолуччи, Годар, Уэс Аедерсон, Данелия, Ларс фон Триер, Вырыпаев, Коэны, чей фильм «После прочтения сжечь» я смотрел дважды и второй раз был еще смешнее, чем первый. Хотя в прокате фильм провалился. Также дважды посмотрел «Интерстеллар», меня впечатлил фильм Томми Ли Джонса «Три могилы» — прекрасный пример хорошего актера и режиссера в одном лице.

Андрей Запорожец

SI: Читаете ли вы художественную литературу?

Андрей: Да, уже третий месяц читаю Кортасара, очень легко прочитал «Ананасная вода для прекрасной дамы» Пелевина, напечатанную формате Рocket book, в плане нежелания таскать с собой тяжёлые книги я очень современный человек. Прочитал сборник интервью Гребенщикова, думаю теперь взяться за Тома Уэйтса. Иногда слушаю и аудиокниги. Недавно, пока мне делали татуировку, мастер поставил аудиокнигу Говарда Лавкрафта. Это был удивительный опыт, когда ты пять часов лежишь под иглой татуировщика и слушаешь страшные сказки.

SI: Есть ли  у вас свой рецепт того, как завести толпу?

Андрей: Самый простой способ — треки, которые люди хорошо знают. Это могут быть как собственные песни, так и каверы. Хотя последние мы исполняем крайне редко, ведь они должны быть оригинальными и звучать на порядок лучше оригинала. Скажем, Нина Симон — почти все, что она исполнила – лучше оригинала.

Конечно, слушатели на концертах бывают разные и ко всем нужно искать подход. Например, на концерте в Новосибирске публика была абсолютно прекрасна – они очень искренние, хлопают, подпевают, но стоят. Раскачать их гораздо сложнее. Затем мы играли в Казахстане, там же толпа завелась с первой песни. Вопрос лишь в разнице менталитетов.

SI: Чего необычного стоит ждать слушателю на вашем новом концерте?

Андрей: Будет душевная, акустическая программа, чему очень рад Сергей Клевенский, так как в электрическом составе его волшебные дудочки не были так слышны. С нами выступит бэк-воклаистка Тося Чайковская. Из необычного — наш барабанщик освоил кахон, который звучит очень круто. Мы извлекаем из него звуки, как из MPC, поэтому он звучит как хип-хоп машинка, а Рома Кучеренко будет играть сразу на двух гитарах, вместо одного баса.

Mood:

Приглашаем на концерт группы SunSay 23 апреля  в Харькове и 25 апреля в Киеве.

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Ольга Иванова

Благодарим за помощь в организации съёмки Barbara Bar

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии