«Хочу одним-единственным яблоком удивить Париж!»

Поль Сезанн

Поль Сезанн известный французский постимпрессионист. О жизни и творчестве Сезанна написано много. Из этого «много» – я бы выделила для умиротвореного прочтения на весенней лужайке книгу чудесного Анри Перрюшо, который, к слову, писал и о других художниках того времени. А время было насыщенное и интересное.

Грань конца XIX – начала XX вв. – излюбленный интервал в истории искусств у многих, потому что связан со «свежим» веянием, «новым витком», пленэрами и солнечным светом в работах импрессионистов. Однако, как известно, в 1863 году это новое веяние не считалось никаким веянием вовсе, тем более «свежим» и заслуживающим внимание. Так, жюри официального Парижского салона повлияло на возникновение контрапункта в художественной жизни Парижа – создания «Салона отверженных», который притягивал больше посетителей, чем официальная выставка. Работы Мане, Моне, Ренуара, Сислея и многих других «выбивались» из принятой стилистической системы, однако пассионарность их авторов, их представление о живописи, в итоге, перевесили предыдущие художественные подходы.

Работа на пленэре подразумевает создание, в первую очередь, пейзажа. Тем не менее, в процессе становления импрессионизма, а потом и постимпрессионизма, художники уделяли внимание таким жанрам, как натюрморт и портрет.

Например, Мане очень любил натюрморты, и любовь эта началась с того, как он разлюбил человека и увлекся редукцией – разложением на части света и краски всего видимого. Так он пришел от человека к предмету. Тонко заметил искусствовед Борис Виппер, что «Мане сменился Сезанном». Для них обоих не хватало в человеке одного – безмолвия объектности. Любопытно с этой точки зрения воспоминание Амбруаза Воллара о том, как он нечаянно сменил позу во время того, как Поль Сезанн писал его портрет.

– Сезанн набросился на меня!

– Несчастный! Вы испортили позу! Я же говорил вам в самом деле, что вы должны держатся, как яблоко! Разве яблоко делает движения?

– С этого дня, прежде чем начать позировать, я проглатывал чашку черного кофе. К тому же Сезанн следил за мной, и если ему начинало казаться, что у меня появляются некоторые признаки утомления – предвестники сна, он бросал на меня такой взгляд, что я немедленно снова принимал позу ангела, – я хочу сказать – яблока, которое не делает движений.

167Поль

Сезанн. Портрет Амбруаза Воллара. 1899

И когда еще один, не менее известный художник того времени Поль Гоген окрестил Сезанна «Рембрантом яблок», то он обнаружил нечто большее, нежели своё остроумие.*

С чего такой появился подход? «Предметность» современной живописи, начиная с Сезанна, во-первых, связана с тем, что любой предмет, который был «изъят» из своей естественной среды пребывания может быть написан натюрмортно. С изображением человека и пейзажем Сезанн проделывает то же самое. Его интересует сама форма, потому именно в натюрморте художник свободен от литературности и нарратива – он просто меняет местами яблоки, создает простые и бессмысленные сочетания предметов. Именно потому в натюрморте можно говорить о чистой живописи.

apples-and-biscuits-1895-Musée de l'Orangerie, Paris, FranceПоль

Сезанн. Яблоки и апельсины. 1895

Сезанн любит предметы еще и за то, что их форма связана с их функциональностью. А поскольку форма предмета сделана человеком, потому человек в праве эту форму изменять. Что и делает Сезанн, когда её деформирует. В предметах натюрморта мы эту деформацию не так ощущаем, в отличие от портрета или пейзажа, поскольку предмет лишен своей анатомии. Потому портреты Сезанна и его многочисленные виды на гору Сент-Виктуар для восприятия более «искажены» – мы не можем «отделаться от сознания их скрытой фукциональности». Таким образом, Сезанн переносит и на пейзаж, и на изображения человека принципы «предметности», что моментально превращает их в натюрморт. Этим подходом Сезанн открыл новый поворот в истории жанра, а в искусстве последующих годов его метод в употреблении других художников (Петра Кончаловского, Аристарха Лентулова, Александра Куприна, Ильи Машкова, Роберта Фалька, Пабло Пикассо и др.) был назван «сезаннизмом» (т.е. методом, основанным на  обобщении и геометричности формы, построенной контрастами цвета).

apples-pears-and-grapes-1880Поль

Сезанн. Яблоки, груши и виноград. 1880

compotier-glass-and-apples-1880-46x55Поль

Сезанн. Ваза, стакан и яблоки. 1880

Таким образом, яблоки – больше, чем характерный элемент в живописи Сезанна. Они – его творческая декларация, в которой вложены философские и художественные принципы. Яблоки олицетворяли его собственный стиль, а их поверхность постепенно деформировалась и практически превращалась в абстракцию – чистую живопись для чистого эстетического созидания.

ap_41838-1__4d07643c9785bПоль

Сезанн. Яблоки. 1877-1878

6

Александр Куприн. Розовые, лиловые и черные цветы на розовом фоне. 1926

lentulov-av-u-chernigovskoy-1920-pmzЛентулов

А.В. – У Черниговской. 1920

*Виппер Б. Проблема и развитие натюрморта. – Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2005

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии