Рой Лихтенштейн – совершенно особенный представитель поп-арта: ни его творческий путь, ни художественную технику нельзя назвать типичными для мастеров этого культурного движения, хоть он и признан одним из его пионеров. Чтобы ответить на вопрос «В чем же заключался его стиль?» современному зрителю достаточно оглянуться вокруг: что яркие билборды на улицах, что рекламные развороты в журналах, что киноиндустрия нашего времени являются в том числе «наследием» Роя, вслед за ним активно эксплуатируя «технологические» перевоплощения различных экспрессионистских приемов – к примеру, пуантилизма, предпочитая цветовые гаммы жизнерадостной, «промышленной» палитры,  в тысячный раз обыгрывая тематику комикса, этого примитивного синтеза литературы и живописи. К его творчеству можно относиться по-разному, но если мы утвердительно ответим на вопрос, поставленный журналом Life относительно Лихтенштейна — «Как думаете, он и есть худший художник Америки?», то столь же утвердительно нам придется отвечать на другие неприятные вопросы: а не худшая ли мы публика всех времен? А не худший ли у нашего поколения художественный вкус? Все потому, что Рой, как и любой популярный художник, всего лишь отражение своей эпохи и ее нравов, а его работы – концентрат наших скрытых желаний и предпочтений. Так что же любит современная публика?

рой (1)

Во-первых, мы любим фальшь. Сложно представить, чтобы в ХХІ веке появился художник, который, на манер Иванова, будет 20 лет писать одно полотно. Смирившись с тем, что нам не суждено наслаждаться подлинными шедеврами с точки зрения художественного мастерства, мы с удовольствием воспринимаем продукт с противоположной концепцией – «да, он нарисовал эту картину за пол часа, но в форме аллегорий и метафор в ней зашифровано бесконечное количество идей, там и библейские сюжеты, и экзестенциальные вопросы бытия». Рой, популярность к которому пришла благодаря его «комиксным» работам, поступал даже проще: он выбирал уже существующую картинку, вручную увеличивал ее, перерисовывая растр, и после добавлял и изменял детали на свой вкус. Особенность Роя была в том, что он, в отличие от многих современных «творцов», все же получил классическое художественное образование, и даже преподавал искусство в университете. Тем удивительнее и неожиданнее выглядит резкий поворот в его творческой стилистике, когда в 40 лет он обращается к «низшему» искусству, собирает все штампы и клише воедино и создает картину «Смотри, Микки», благодаря которой к нему приходит признание.

look_mickey

Отсюда вторая наша характерная черта – современная публика любит удивляться. Чего стоит только творчество Аллана Капроу, который был одним из главных вдохновителей Лихтенштейна: он ввел понятие «хэппенинга», первым начал превращать свои выставки в полноценные енвайроменты, так что каждый посетитель галереи невольно становился его участником, частицей новой, искусственной среды. Рой говорил, что никогда не знает точно, куда в результате приведет его «кисть»: даже если картина скрупулёзно продуманна, окончательный ее вариант может поразить не только зрителя, но и самого художника. При этом он самодовольно заявлял, что ему, в сущности, наплевать, что там чувствует зритель, глядя на его картины – боюсь однако, что в этих словах нет ни крупицы правды: все творчество Лихтенштейна имело своей целью заставить нас чувствовать – недоумевать, как посетители Tate в 1966, которые имели возможность лицезреть первую экспозицию современного американского художника  в этой всемирноизвестной галерее; злиться и раздражаться, тыча в Роя пальцами и называя его «бездарным плагиатором», как поступали критики на протяжении всего его творческого пути. Именно поэтому его работы – что комиксные картины, что вариации на тему полотен Пикассо, Дали и Ван Гога – всегда вызывали бурю эмоций, не смотря на свой кажущийся примитив.

рой (6)

 рой (8)

Третьей чертой современного зрителя можно назвать хорошо скрываемый интеллект. Сам Лихтенштейн говорил, что мы, на самом деле, гораздо умнее, чем кажемся – именно поэтому целью абстракционизма было «расшевелить» зрителя, обидеть и задеть его – ведь только так можно спровоцировать какое-то движение и поиск, трансформировать Америку из «территории МакДональдса в территорию ЛеКорбюзье». Поэтому Роя не любили; но и любили его только за это.

Лихтенштейна называли «однообразным» – мол, единожды выдумав себе свой стиль, он всю жизнь оставался «скованным» его рамками, боясь провалиться, выйдя за них. Но стоит вспомнить великих импрессионистов, чтобы понять – вряд ли одному человеку дано за жизнь сформировать более одного особенного, «фирменного» стиля: мы ведь не обвиняем Моне в том, что его кувшинки как-то поднадоели, а кроме импрессионистических техник он никогда не обращался ни к классицизму, ни к фотореализму. Так же говорили, что в полотнах Роя не видно его личности, «индивидуального мировосприятия» — однако мне кажется, что вместо этого в его картинах было столько иронии и сарказма, столько современного ему социального материала, что глупо было требовать от художника каких-то личных интерпретаций: он сам являлся частью той массовой культуры, которую живописал и разоблачал в своих работах.

рой (1)

roy_lichtenstein_interiors_3_20111017_1837749081

Прекрасным резюме всего его творчества можно назвать «Автопортрет» 1978 года: на нем изображена футболка неизвестной марки и зеркало вместо лица. Лихтенштейн – действительно отражение каждого из нас, ведь, будучи частью современного общества, мы имманентно носим в себе всего его пороки и преимущества. Пускай никогда не смолкнут споры о том, был ли он достойным художником или художником вообще, ведь благодаря этим разговорам о нем узнают, а узнав – задумываются. Именно эта задумчивость, рефлексия на тему нашей жизни и ценностей была целью, к которой он шел. В этом есть что-то от философии, культурологии и социологии, и так ли важно на самом деле, был ли Рой Лихтенштейн художником – или чем-то гораздо большим?

Lichtenstein_Self_Portrait_1978

Автор статьи: Александра Даруга

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии