Юлия Синькевич работает в культурной сфере уже 10 лет, за ее плечами такие масштабные проекты как Jazz K​oktebel  и ГогольFest​, концертные туры известных музыкантов​. Сейчас Юлия — исполнительный продюсер Одесского кинофестиваля. Между своими регулярными командировками на международные кинофорумы она рассказала Style Insider о том, с чего все начиналось и как изменился менеджмент​ культурных проектов​ в Украине за последнюю декаду, что происходит сейчас с украинской киноиндустрией и чего ждать от 6-го Одесского кинофестиваля.

SI: Как появился Одесский кинофестиваль и когда вы присоединились к команде организаторов?

Юлия: Одесский кинофестиваль появился в 2010 году. В первый год его проводили в сжатые сроки: подготовка заняла всего около трех месяцев. Те, кто занимается фестивалями или другими крупными культурными мероприятиями знает, что ​такой ритм работы сравни самоубийству. Тогда я еще не входила в состав команды, но помню, что появление ОМКФ было очень органичным — он сразу же громко о себе заявил. На тот момент я работала на фестивале ГогольFest и после его окончания мне поступило предложение присоединиться к команде Одесского МКФ. Они искали человека, у которого есть опыт проведения не только масштабных событий, а именно фестивалей, ведь это особая специфика, которую можно ощутить только на опыте. Мне сразу понравилась команда и дух фестиваля, поэтому я с радостью приняла предложение.

SI: С какими трудностями вы столкнулись в начале карьеры? Что самое сложное в работе сейчас? 

Юлия: Сама суть моей работы – это ставить задачи и решать проблемы. Когда я только начинала работать на фестивалях, главной проблемой было отсутствие конкретного плана действий​, сейчас это называют мастер-план,​ или тех людей, которые могли посоветовать исходя из своего релевантного опыта. 10 лет назад в Украине понятия «менеджер культуры» и «продюсер» были совершенно неизвестными и непонятными для людей, соответственно не было никаких  профессиональных обучающих программ или даже коротких курсов. Сейчас многое стало намного проще решать хотя бы за счет технического прогресса. Представьте, организовать кинофестиваль с помощью одного компьютера или факса. Сегодня это выглядит архаично, но даже я помню, как перед отъездом ​из киевского офиса «Джаз Коктебель​» на место его проведения​ копировала на флешку свои письма, в крайнем случае, бегала в одно единственное интернет-кафе. Но глобальные проблемы остались теми же: нехватка потенциальных меценатов и профессионалов, которые понимают тебя с полуслова, непонимание необходимости развития культурной сферы​ без бизнес-подхода​.

Юлия Синькевич

SI: С какими интересными личностями вам выпала возможность познакомиться? Кто по-настоящему удивил и чем?

Юлия: По роду своей деятельности я постоянно встречаюсь с известными людьми​. Было ​и ​немало разочарований, когда публичный образ селебрити расходился с реальностью. У меня никогда не было восторга от встречи с известным человеком только потому, что он знаменит.​ Меня интересовали всегда личности.​ На опыте я убедилась, что чем талантливее ​человек, тем меньше он нуждается во внешних атрибутах, доказывающих его состоятельность. Другими словами: это по-настоящему интересные люди, которые уважают себя и других. Если говорить о любимых «звездах», то это Нино Катамадзе, с которой я знакома и дружу уже давно, французский аккордеонист Ришар Гальяно и рок-группа Tito & Tarantula. Из кинозвезд меня обаяла Джеральдин Чаплин в ее кедах с черепами, совершенно хулиганской искоркой в глазах и при этом добрейшим сердцем. Также британский режиссер Питер Веббер, с которым мы очень подружились в последнее время.

SI: А с кем так и не познакомились, но очень бы хотели?

Юлия: Моя давняя мечта – это привезти на Одесский кинофестиваль Мерил Стрип. Я даже поспорила со своим другом, что однажды так и будет. Правда пока мы каждый год исправно получаем ответ от ее агентов, что она, к сожалению, занята, но я не сдамся!

SI: Вы всегда любили кино? Что смотрели в детстве? 

Юлия: Любила всегда, но смотреть его много в детстве не было особой возможности, да и разнообразием теле- и кинорепертуар не блистал.  Я выросла в центре Киева и помню, как бегала на один и тот же фильм «Генералы песчаных карьеров» реж. Холла Барлетта в кинотеатр «Украина» еще до его закрытия на реконструкцию. Даже не знаю, сколько раз тогда я его смотрела. Я не разбиралась в детстве в иностранных режиссерах, но помню как рассматривала книгу «Бунюэль о Бунюэеле» и слушала разговоры взрослых о его фильмах у нас дома. К сожалению, такие картины мне негде было посмотреть – кинотеатры закрылись, а на телевидении началась эпоха форматов. ​В детстве нравились фильмы Марка Захарова. Не буду лукавить, что будучи подростком, я частенько смотрела американские сериалы.

SI: Большая ли у вас команда? 

Юлия: Мы, как живой организм, все время видоизменяемся. Постоянных сотрудников, которые занимаются фестивалем в течение всего года, у нас человек 10-12. Кроме них, есть сотрудники, которые работают удаленно, но по мере приближения к самому фестивалю наш штат разрастается до 200 человек, и это не считая волонтеров, которых тоже 200 с небольшим. Если добавить еще обслуживающий и технический персонал, который обеспечивает монтаж площадок, охрану, уборку, логистику и прочее, то во время фестиваля нас насчитывается более полутысячи.

SI: А чем вы занимаетесь в пассивные месяцы? 

Юлия: Действительно есть периоды более активной или даже гиперактивной работы, есть более спокойные периоды. Для многих руководителей культурных проектов, особенно в нашей стране, самое сложное сохранить команду на протяжении года. Этот момент многие игнорируют, а именно он в итоге сильно сказывается на развитии проекта, потому что каждый раз с новыми людьми начинается все сначала. Команда ОМКФ занимается  параллельными проектам​и​. Мы проводим Зимний кинорынок в декабре, также в этом году попробовали себя в роли дистрибьюторов. Кроме того, в январе 2015 мы запустили экспериментальный для нас проект ОМКФ Digital. Это онлайн-кинофестиваль, где мы показали лучшие фильмы из программы 5-го Одесского МКФ, а также провели конкурс короткометражных фильмов. Все это, конечно, финансово не так выгодно, как хотелось бы. Но для нас это не только продолжение истории нашего основного проекта в сети, это ещё и попытка как-то повлия​ть на культуру просмотра легального контента в Интернете.

Юлия Синькевич

SI: Какие на ваш взгляд самые интересные картины прошлого года?

Юлия: Я не буду оригинальна и соглашусь с мнением международных кинопрофессионалов. Я бы отметила «Племя» Мирослава Слабошпицкого и «Ида» Павла Павликовского. Последний я увидела на фестивале в Гдыне и когда начались финальные титры, то не могла прийти в себя, какое-то гипнотическое воздействие. Мне также понравился мини-сериал с Фрэнсис Макдорманд «Что знает Оливия?», реж. Лизы Холоденко, который мне посчастливилось посмотреть на Венецианском кинофестивале.

SI: По поводу «Племени». Сразу напрашивается вопрос — какие картины недооценены?

Юлия: Да, провал этого года это однозначно невыдвижение фильма «Племя» от Украины на премию Оскар, а также реакция на этот фильм некоторых кинематографистов.

SI: По вашим ощущениям, как изменилась культурная сфера в Украине за последние 10 лет?

Юлия: Все это время так или иначе мы переживали какие-то потрясения. 2004 — Оранжевая революция, 2008 — экономический кризис, а теперь война. Культура в таких ситуациях — самая чувствительная материя. С одной стороны это первое, что уходит на второй план и теряет приоритетность для людей. Но с другой стороны, это всплеск творческого потенциала, идей, нестандартных подходов. Тем не менее, за счет большей открытости появилось разнообразие в культурной среде, много новых направлений и альтернативных форм, которые могут существовать параллельно и находить своего зрителя. И в связи с этим возникла необходимость некой институционализации — появление реально работающих культурных организаций, культурных объединений, кластеров.

SI: Выросло ли количество киноманов в Украине за это время? И увеличивается ли аудитория  именно фестивального кино?      

Юлия: Безусловно. Количество зрителей, посетивших кинотеатры в прошлом году, выросло. Аудитория «другого» кино также приумножилась и это благодаря альтернативным дистрибьюторским моделям – кинофестивалям, тематическим программам, киноклубам, появляющимся как грибы после дождя даже несмотря на сложную ситуацию в стране. Правда положительная динамика касается в основном лишь больших городов и в большей степени именно Киева, что весьма прискорбно. Популяризация артхаусного кино — это сложный процесс, который затрагивает вопросы каждого звена киноотрасли и требует системного подхода.

SI: Расскажите о состоянии киноиндустрии в Украине. Как сокращение госфинансирования культурной сферы сказалось на зарождающемся современном украинском кино?

Юлия: На данный момент ситуация сложная и боюсь, что она возвращается к периоду под названием «90-е годы», когда не было ни своего национального кинематографа, ни кинотеатров, ни киностудий, которые функционируют в нормальном режиме. В этом есть вина и тех управленцев, которые занимают ключевые должности в сфере киноиндустрии. Да, бюджеты маленькие, но посмотрите на Грузию, Израиль, Хорватию, Македонию. С минимальными бюджетами они смогли найти эффективную систему. Все ступеньки – от образования, производства, дистрибуции и кинотеатральной сети требуют «лечения». Я верю в то, что есть люди, способные это сделать и тому пример Ваня Козленко, директор Центра Довженко, или Денис Иванов, директор дистрибьюторской компании Артхаус Траффик. Но они в меньшинстве и это весьма печально. Было много инициатив и предложений по реформированию того или иного участка, но все они рассеивались в пространстве, а на смену приходили бездарные проекты законов​, которые не решают проблемы, а просто создают видимость активности.​

Юлия Синькевич

SI: Что еще тормозит развитие культуры в Украине, в частности кинематографа, кроме отсутствия поддержки со стороны государства? Как могут влиять на сложившуюся ситуацию арт-менеджеры? 

Юлия: Я думаю, что это отсутствие хорошего образования и хорошей материально-технической базы. Это очень глобальные проблемы, но они касаются всего — от незнания иностранных языков до незнания мировых киношедевров и особенно современного контекста.

Арт-менеджеры являются именно системообразующими игроками. Они анализируют ситуацию, разрабатывают стратегии и пути развития, и самое главное внедряют их в жизнь. По сути, и работники Министерства культуры и многих других ​государственных ​ведомств по вопросам культуры у нас являются менеджерами культурных проектов, но вот вопрос в их эффективности и желании конкретных изменений и результатов. За пределами Украины нас знают не как страну, где живут и работают Лауреаты Шевченковской премии (хотя там и бывают достойные кандидатуры), а благодаря таким событиям как Одесский МКФ, ГогольFest, музыкантам ДахаБраха и Jamala, танцовщикам Денису Матвиенко и фильму Мирослава Слабошпицкого​, что увы заслуга частных инициатив, а не государственной деятельности​.

SI: А как относятся к нашему кино за границей? Известен ли вообще международному киносообществу феномен украинского современного кино?

Юлия: В мире к украинскому кино относятся как к чему-то эпизодически появляющемуся, но не имеющему системного характера. Нет понятия «современное украинское кино», которое знают так же как, скажем, «новая волна румынского кино».​ Был момент, когда начали говорить о волне украинского кино под названием «украинские злые» благодаря фильмам из альманаха «Украина, гудбай», но широкой известности этому феномену получить не удалось.​ Знают Слабошпицкого, Лозницу, Марину Вроду как отдельных режиссеров без ассоциации со страной происхождения, а​ просто ​как талантливых людей. Знают классиков, таких как Довженко и чуть-чуть меньше Киру Муратову. С точки зрения индустрии Украина интересный рынок, но пока очень нестабильный и недостаточно развитый.

SI: Какие возможности и перспективы есть у украинских режиссёров, актёров, операторов, сценаристов  и т.д. на родине? Стоит ли уезжать учиться  в Европу? 

Юлия: Сейчас в связи с событиями в Украине симпатия на нашей стороне. ​Тому пример, что многие кино​фестивали делают тематические программы​ на тему событий у нас​. Появилось много документального кино, снятого студентами и профессионалами о том, что происходит вокруг нас. Это экспортная история и прагматично интересна она только, пока есть интерес с политической точки зрения. Если говорить о возможностях, то на данный момент они ограничиваются малобюджетными проектами (так было с «Украина, гудбай!») или же работой на телевидении над телефильмами и телесериалами. Никто не хотел бы, чтобы продолжался отток кадров в Европу или другие страны, ведь кто останется здесь? Но я думаю, что кинообразование на сегодня однозначно лучше в Европе, также как и система поддержки молодых талантов​, а если ты молод и хочешь заниматься любимым делом, то будешь искать возможности везде​. К примеру, у нас нет понятия финансирования проекта на стадии его развития (написание сценария, кастинг, подбор персонала, локаций и пр.), резиденции, ​организаций, которые занимались бы промо украинского кино​​. ​​

SI: Вы часто ездите по разным фестивалям, включая кинофорумы класса А — Канны, Берлин, Венеция. Какое основное их отличие от украинских фестивалей?

Юлия: Ездить на эти фестивали нужно обязательно и это своего рода школа. Такие фестивали как Берлинале или Канны имеют многолетнюю историю, поэтому точно есть чему поучиться и в организационном, и в идейном плане. Есть несколько моментов, которые мы подсмотрели, адаптировали под наш фестиваль и успешно используем.

Отличие этих фестивалей от украинских в их престижности, конечно​.​ Но они долго к этому шли, постоянно развивались, ​задавая и следуя тенденци​ям​ индустрии.

SI: Чего ожидать от предстоящего Одесского кинофестиваля?

Юлия: Точно ждать сам кинофестиваль! Карты пока открывать не могу, но мы активно работаем над конкурсной программой. Что и как поменяется в этом году сообщим попозже. Мы уверены, что ОМКФ, как и другие культурные события сейчас нужны как никогда. На днях мы заявили наш традиционный open-air на Потемкинск​ой лестнице, где мы показываем шедевры немой классики в сопровождении симфонического оркестра. В это году мы привезем Майкла Наймана, пожалуй, самого известного кинокомпозитора, а он — свой оркестр, с которым сыграет для 15-тысячной аудитории оригинальное музыкальное сопровождение к фильму Дзиги Вертова «Человек с киноаппаратом». В прошлом году это​т​ ​фильм был признан​ ​авторитетным британским журналом Sight and Sound лучшим документальны​м фильмо​м всех времен.

collage_NYMAN

SI: Вы входите в отборочную комиссию ОМКФ. Как часто и в каком количестве вы смотрите кино? Не надоело? Сохранили ли вы способность смотреть кино как зритель и получать удовольствие, не оценивая работу режиссера, оператора, сценарий и т.д.?

Юлия: Смотреть нужно очень много, где-то с января смотрю фильмы почти каждый день, около 50 в месяц. Нет, не надоело пока. Я все равно остаюсь зрителем в кино. Во-первых, потому что у нас зрительский фестиваль и в фильме я оцениваю именно то впечатление, которое он производит на зрителя. Тем не менее, по своей натуре у меня критический склад ума и поэтому бессознательно я всегда оцениваю.

SI: Если бы у вас была возможность смотреть лишь один фильм всю свою жизнь и слушать лишь один саундтрек, чтобы это было?

Юлия: Сложно выбрать один фильм, все зависит от моего состояния. Сейчас я бы назвала фильм Клинта Иствуда «Мосты округа Мэдисон» и саундтрек к нему, который я часто слушаю.

Автор статьи: Наталья Мовшович

Фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии