Рубрика «Космополит» посвящена украинцам-гражданам мира. Мы узнаём об их жизни в новой стране, разнице культур и менталитета. Герои делятся с нами своими успехами, любимыми местами и планами на будущее. Наша новая героиня Ульяна Закорецкая живёт в Вене. По образованию она дизайнер-архитектор, но с переездом в новый город начала писать картины, создавать материалы для travel-путеводителей и подрабатывать гидом.

Ульяна Закорецкая

Для меня знакомство с новым городом – это как первая встреча с женщиной: никогда не знаешь чего ожидать, но уже предвкушаешь появление новой страницы в книге «Впечатлений своей жизни». Так и моё знакомство с Веной. Приехав сюда первый раз три года назад, поняла, что этот город создан специально для таких как я –  вечных романтиков, поэтов и мечтателей. Тогда я работала дизайнером в одной киевской компании и как и все творческие люди была очень впечатлительна, особо чувствительна ко всем проявлениям искусства и красоты. Мне повезло отправиться сюда в командировку на три дня, которая превратилась в поездку длиною в жизнь. Так, моё невинное влечение к полотнам Климта и эпохе модерн переросло из временного помешательства в диагноз всей моей жизни. И я влюбилась…

Ульяна Закорецкая

Сложно сказать, что именно вызвало у меня эти высокие чувства — красота ее одиночества или аристократичность ее прошлого, но каждый раз покидая этот город, мне хотелось найти миллион причин, чтобы остаться. Но главной из них стал человек, который предложил мне свою руку, сердце и место у окна с видом на мечту. Будучи коренным австрийцем, он научил меня не опаздывать на встречи, отличать Моцарта от Штрауса и искусству жить на «sparflame», что в переводе с немецкого означает жить «на медленном огне». После моего сумасшедшего ритма в Киеве, когда каждый проект нужен на вчера и автобусы ходят не по расписанию, а каждая гонка за выживание может стать последней — мне было сложно понять, как люди проводят полдня в поисках вдохновения за чашечкой меланжа и не работают по воскресеньям. Так в моей жизни появилась австрийская неспешность и размеренность, а в его – хаос и спонтанность.

Ульяна Закорецкая

Все мы нафаршированы штампами и стереотипами о других культурах и городах, но немногие понимают, что Париж – это не только Лувр и Елисейские поля, так же как и Вена – не только Моцарт, опера и кофе. С переездом я боялась, что все то, что Габсбурги создавали на протяжении нескольких столетий, перестанет все также восхищать меня своим величием и ослеплять своей имперской роскошью.

Но после того, как сходит пелена эйфории жадного туриста, который с картой в зубах и фотоаппаратом в руках бешено пытается влюбить в себя город и законсервировать свои впечатления на плёнку, приходит настоящее понимание города. С его маленькими закоулками, заброшенными двориками, дворцами и тайными местами.

Ульяна Закорецкая

В своих путешествиях я люблю сравнивать города с людьми – у каждого своё лицо, свой характер и своя история.

Отправляясь в очередную поездку, я стараюсь создать свой портрет города, со всеми его трещинками и морщинками, пороками  и соблазнами. Так, есть города – провокаторы и плагиаторы, традиционалисты и новаторы, аристократы и экспериментаторы. Вена же раскрылась для меня в образе  прекрасной элегантной дамы средних лет с белой мраморной кожей и слегка прищуренным взглядом серо-голубых глаз, которая с детства играет на музыкальных инструментах и никогда не выходит в свет без своей шляпы и белых кружевных перчаток. Она беспощадна в своей красоте и холодном равнодушии.

9

Здесь люди не привыкли задавать вопросы и давать советы. Каждый бережно охраняет свою private zone и не лезет тебе в душу. Мне, как человеку с открытым сердцем и  горячим темпераментом, казалось, что теперь меланхолия станет не просто моим временным настроением, а состоянием души. И я никак не ожидала, что полюблю это состояние, когда мои любимые вечера я провожу за белым холстом, на котором воплощаю все свои безумства.

Именно здесь я начала много читать, обсуждать Сартра с бокалом красного сухого, полюбила оперу и рококо, научилась шутить по-немецки и танцевать вальс. Так с каждым днём богемная жизнь Вены все глубже и глубже проникала в мою кровь и сближала с лучшими представителями интеллектуальной элиты.

Ульяна Закорецкая

Это идеальный город для начинающих музыкантов, писателей-самоучек и художников-интровертов. За вдохновением я хожу в легендарные кофейные дома, где в прошлые времена вашим соседом по столику легко мог оказаться  Лев Троцкий, Зигмунд Фрейд, Владимир Ленин или сам Адольф Гитлер, читающий газету за чашечкой утреннего кофе.

За новым вкусовым опытом я отправляюсь на Naschmarkt , знаменитый открытый рынок рядом со станцией метро Karlsplatz  — это настоящий рай для гурманов, где на прилавках можно попробовать все кухни мира и выучить непроизносимые названия экзотических фруктов. По субботам на площади у выхода из метро, на месте парковки, располагается блошиный рынок. Здесь можно купить все — от настоящего произведения искусства до бездарной подделки. За духовной пищей я отправляюсь в Музейный квартал (Museum Quartier), который из бывших имперских конюшен превратили в центр обитания современного дизайна и искусства.

А летом это место становится настоящим паломничеством для  урбанистов, студентов, ценителей искусства и туристов.

вена

В жизни каждого из нас есть два главных города — тот, в котором родился ты, и тот – в котором родился твой внутренний художник. Мне безмерно повезло, что в моей жизни есть два родных и таких разных города – Киев и Вена. Каждый по-своему повлиял на мое творчество и сформировал меня как личность.

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии