В попытке защитить украинскую культуру от «тлетворного» влияния извне, мы часто забываем, что без этого «зловредного» внешнего воздействия её просто могло и не стать (как минимум – в нынешнем виде). Мысль о причастности иноземцев к нашей культуре сегодня признается некоторыми чуть ли не оскорблением. Но как насчет примеров истинно украинского наследия, что были созданы иностранцами? «Бедна та народность, — писал Белинский в 1844 году, — которая трепещет за свою самостоятельность при всяком соприкосновении с другой народностью».  Киев и его киевские шедевры, созданные иностранцами — далее.

Граф Бартоломео Франческо Растрелли (Bartolomeo Francesco Rastrelli) (1700-1771 гг.)

Этот знаменитый архитектор итальянского происхождения родился в Париже. В 16 лет он переехал в Россию, а уже к 30-ти стал придворным архитектором при Елизавете Петровне (если добавить, что отец его был запойным алкоголиком – врождённая одарённость на лицо). Императрица, крутившая роман с придворным певчим (братом будущего гетмана Украины) Алексеем Розум-Разумовским, чувствовала особую привязанность к родине возлюбленного. После их «свадебного путешествия», впоследствии ставшим её единственным визитом в Украину, она поручила разработать проекты будущей резиденции и придворной церкви любимому архитектору – Франческо Бартоломео Растрелли. Первый камень собора был лично заложен нежной императорской рукой в перстнях. Франческо оставалось придумать, что делать с остальными.

Собор Святого Андрея (1747-1753)

rastrelli_michurin-1

Единственная церковь в Киеве, не имеющая колоколов. Несмотря на вымышленные легенды, причина тому одна: храм строился для одной лишь Елизаветы Петровны, а потому остальных призывать на молебен не было потребности (чтобы лишний раз не трезвонить, так сказать). Руководил постройкой Растрелли на расстоянии, потому и не учёл множества особенностей месторасположения собора. Из сложившегося положения пришлось спешно искать выход непосредственному строителю храма – Ивану Мичурину (к примеру, фундаменты пришлось углубить в толщу горы более чем на 40 (!) метров из-за особенности грунтов).

Мариинский дворец (1752-1755)

011

До постройки Мариинского дворца, в Киеве знатные персоны останавливались в особых гостевых покоях Киево-Печерской Свято-Успенской лавры. Императрица постановила построить для себя и царских особ здесь дворец, в котором, между прочим, так ни разу и не побывала. Зато невестка Елизаветы, Екатерина ІІ, отгуляла за двоих – как и подобает её нумерации (84-дневные возлияния 1787 года до сих пор помнят стены Мариинского).

На протяжении своей многолетней истории дворец неоднократно реконструировался (как ни странно, царские пьянки к этому отношения не имеют). Так было и после бомбёжек  Великой Отечественной. Дворец восстанавливали якобы по чертежам Растрелли. Однако парадный вход вдруг оказался «чёрным», а «чёрный» — парадным (теперь наш президент встречает гостей у чёрного входа — и это не фигура речи). Сегодня дворец является государственной резиденцией республики Украина, но вот уже около десяти лет находится на реконструкции.

Оба своих творения архитектор строил заочно. Растрелли, которому принадлежит авторство Зимнего дворца, собора Смольного монастыря и еще множества шедевров Санкт-Петербурга, к нам так и не наведался,  руководя постройками на расстоянии, что не помешало Андреевской церкви стать его любимейшей из работ.

Примечание: Украинское барокко отличается от итальянского простотой. Наши церкви не имеют фасада, они одинаковы со всех четырех сторон и одновременно повернуты ко всем частям света. Сколько бы вы не шли под стенами храма, он все время будто поворачивается вокруг своей оси, оставаясь одинаковым и неизменным везде и всегда. Обойти его невозможно так же, как пережить вечность или преодолеть бесконечность.

Беретти Викентий Иванович (1781-1842)

Сын уроженца Италии Джованни Беретти, переехавшего в 1780-е годы в Россию. Заработав себе имя в Москве при помощи в строительстве Исаакиевского собора, в январе 1835 год был назначен главным архитектором Университета Святого Владимира (современный Красный корпус Киевского национального Университета им. Т. Шевченка). Беретти также является автором другого важного киевского памятника архитектуры – здания Киевского института благородных девиц (современный Жовтневый палац).

Красный корпус (1837-1843)

1900-е-годы-Университет-Шевченко-красный-корпус

Университет выполнен в стиле русского классицизма – величественный и строгий. Здание представляет собой огромный замкнутый квадрат с внутренним двором. На момент строительства, улица Владимирская была лишь в планах, поэтому университетское здание задумывалось презентабельным с любой из сторон (в отличие от МАФов, удачный ракурс которых существует только на чертежах в мэрии). Наружные стены корпуса в первые годы после возведения были белыми – фирменный красный цвет они приобрели позднее (фактически, Беретти – автор Белого корпуса, раз уж на то пошло).

Жовтневый палац (1838-1843)

file.php

В стиле русского классицизма было выстроено и здание Института благородных девиц. Иван Нечуй-Левицкий в повести «Тучи» даёт краткое описание его первоначальных интерьеров: «Незнакомая дама повела их через ряд роскошно убранных покоев. Кругом сверкали зеркала, бронза, дорогая мебель, кругом были расстелены дорогие ковры». Несмотря на изначальное предназначение, здание в течение последующих лет занимали: караульный полк, военно-педагогическая школа, студенческое общежитие, сельскохозяйственная школа и даже Народный комиссариат внутренних дел Украины. В 1943 было реконструировано и передано культурный фонд столицы. С тех пор и ныне в здании Жовтневого палаца размещается Международный центр культуры и искусств и кинотеатр. Во время событий на Майдане зимой 2013-14 использовалось митингующими в качестве лазарета.

Проекты В. И. Беретти отличаются универсальностью. Выбор любой лицевой стороны здания из двух тождественных, цвет фасада, функциональное назначение строения – ни один из этих факторов не становился основополагающим в его работах. Здания, спроектированные Беретти, становились значимыми для Киева часто даже вопреки его замыслам, а не благодаря. Мог ли подумать, мастер, что его детища сыграют не последнюю роль и в исторических перипетиях становления Украины нам неведомо, но украинцы – точно могли.

Врубель Михаил Александрович (1856 – 1910 гг.)

Русский художник рубежа ХІХ – ХХвеков был приглашён в Киев абсолютно случайно: требовался «квалифицированный для церковных работ живописец с академической выучкой, но при этом недостаточно известный, чтобы обременять сметы работ его гонораром» (сегодня по той же причине эту статью пишу я, а не, к примеру, Мустафа Найем). Стартом карьеры, впоследствии выдающегося художника, считается именно период работы в столице Украины. Киевский Врубель — это фрески Кирилловский церкви и Софийского собора, это орнаменты в соборе Владимирском и целый ряд живописных полотен, некоторые из которых находятся в киевском музее Русского искусства.

Кирилловская церковь (1884)

EuQb15xt-V0

На протяжении мая-ноября 1884 года Михаил Александрович создал ряд монументальных произведений для Кирилловской церкви. Следует отметить, что моделями для создания почти всех святых образов в интерьере церкви Врубелю служили исключительно киевляне. В Богоматери легко угадывается портрет жены руководителя реставрационных работ, маленький Христос на иконе как две капли похож на ее дочь. В этот период рождается и воплощенная в последующие времена важнейшая демоническая тема Врубеля (комплимент ли это – решать самим украинцам).

Святая София и Владимирский собор (1885)

Ch_Vladimirskiy4

Врубель выполнил часть росписей в барабане купола Святой Софии, а также эскизы оформления интерьера Владимирского собора. Последние были частично отклонены, хотя художнику все же удалось сделать несколько орнаментов. С тех пор проявившийся душевный кризис художника прогрессирует, что сказывается и на его творчестве. Спустя семнадцать летс симптомами острого психического расстройства Врубель впервые будет госпитализирован.

Великий художник был первым, кто не просто занимался реставрацией имеющихся картин, а прибавлял в них живость современности, сохраняя исконную красоту. Н. А. Дмитриева говорила о киевском периоде Врубеля: «Такое «соавторство» с мастерами XII века было неведомо никому из больших художников XIX века. Шли только 1880-е годы, только начинались первые поиски национальной старины, которая никого ещё, кроме специалистов, не интересовала, да и специалистов занимала с точки зрения скорее исторической, чем художественной. <…> Врубель в Киеве первым перекидывал мост от археологических изысканий и реставраций к живому современному творчеству. При этом не помышлял о стилизации. Он просто чувствовал себя соучастником истового труда старинных мастеров и старался быть их достойным».

Творческий путь Врубеля, и в особенности его украинский период, – очередной урок нашим охранителям культуры, вывод из которого достаточно прост. Целостным национальное искусство делает не отречение от «иностранщины», но её рациональное вплетение в уже существующий базис. Ведь тесто и вишни – ингредиенты не только равиоли, но и вареников.

 Автор статьи: Оля Костюкевич

Коллаж создан Braty Graphic Design специально для проекта the KIEVIANER

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии