По приезду из Нью-Йорка меня спросили о самом ярком впечатлении от города. Мой ответ был незамедлительным — оголенные женские щиколотки. И вот почему: Нью-Йорк случился со мной в середине ноября, было очень прохладно, дождь срывался в мокрый снег, а ветер временами буквально сбивал с ног. Но тем не менее, многие жительницы города выказывали полное пренебрежение погодным условиям, демонстрируя оголенные щиколотки. Клянусь, я видела даже босоножки на плоской подошве, в комплекте с роскошной паркой, само собой. Я была поражена. В первую очередь потому, что понимала цену такого решения — это очень дискомфортно. Мне в моих ботинках было зябко. Девушки с голыми ногами не обязательно выпрыгивали из автомобилей, я видела их в метро, на улицах и в очереди за кофе… Но как же, черт побери, красиво выглядывали эти самые щиколотки из-под укороченных брюк-дудочек, как смело мелькали голени в полах длинных безукоризненных пальто. Это был секс. Без вариантов.

Еще одним ярким впечатлением на эту же тему был Рим. Дело было в январе, и конечно, это — не растерзанный ветрами ноябрьский Нью-Йорк. Но всё же на улице было около плюс десяти, то есть не совсем тепло. Утро будничного дня. Итальянская мама вела своих детей в школу, она была в хорошем кашемировом пальто, в перчатках и в паре Prada на голую ногу, разумеется. Это была роскошь. Без вариантов.

И вот совсем недавно, пару недель назад, в баре я болтала с милыми стильными девочками. Опустив глаза, обнаружила, что одна из моих собеседниц  демонстрировала открытые туфли телесного цвета на босу ногу. Это был поступок. Без вариантов. Я сделала комплимент, моя новая знакомая кокетливо призналась: «Это так красиво, что я готова мерзнуть». Я с ней абсолютно солидарна — это очень красиво. Не только потому, что голая нога в открытой обуви — это красиво, но и потому, что обуться таким  образом очень смело и непрактично в условиях киевской зимы. Потому что ноги мерзнут, потому что с большой вероятностью можно заболеть, потому что…

Наверное, в этой непрактичности, в этом вызове погодным условиям, в этом пренебрежении к рациональному подходу и есть особый шик. Шик, который отличает особую категорию женщин.

Правда в том, что всё то, что очень практично, лишает места для фантазии. Вот сапоги на толстой подошве, голенища повыше — чтобы тепло было, дальше колготы поплотнее или джинсы, сверху — пальто на двойном синтепоне. При чем пальто это обязательно в уродливой практичной длине — чуть выше колена, но не слишком длинное, чтобы не мешало при ходьбе. Лица за капюшоном не видно. Где же в этом образе место для фантазии?

Конечно можно выдвинуть контраргумент, мол, с нашими погодными условиями не до элегантности: холодно и сыро полгода. Соглашусь, так и есть. Но ведь в Нью-Йорке осенью и зимой тоже не комфортно, но тем не менее голые голени встречаются очень даже часто. Вопрос материальных возможностей тоже здесь не обсуждается: смелость обуть туфли в холод ничего не стоит. Кроме безрассудства, разумеется. Все дело в выборе женщины, в ее мироощущении и стремлении быть интересной. Мне вспоминается это клише, которое без устали повторяют с поводом и без: красота стоит жертв. Так вот, дискомфорт, причиняемый непрактичностью, — это та самая цена, которую некоторые из нас готовы платить за красоту, за стремление быть элегантной и желанной…

5265dfcca89d18f09b4aa4b7e9eddd84

Карин Ройтфельд, очень яркая представительница слабого пола, сказала, что нельзя научиться быть шикарной. С этим вот ощущением шика нужно родиться. Наверное, она права. Врожденное чувство шика, как и вкуса — это талант. Но все же, что-то можно подсмотреть, чему-то можно и научиться. Например, открытые щиколотки поздней осенью. И Бог с ним, что может случиться простуда. Ощущение того, что ты можешь быть той небрежно расслабленной и роскошной женщиной, которой даже прохлада нипочем, того стоит…

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии