Фотограф Эллиотт Эрвитт любит детей и собак. Последних – особенно страстно. Они заняли в его творчестве весьма почётное место, как бы вступив в сговор с ироничным камерамэном. Он снимает самые разнообразные перипетии человеческой комедии: от не в меру эмоционального разговора Хрущёва и Никсона, до работы обнажённых художников над изображением одетой натурщицы. Ну, и, конечно, собак. Разных пород, окрасов и размеров.
Выставки своих работ Эрвитт просит не называть ретроспективными. По крайней мере, до тех пор, пока он, их автор, «жив и находится в вертикальном положении», которое принял в Париже в 1928 году. Не выходя из данного положения, он уже 70 лет иллюстрирует мир и его непостоянство своими фотографиями.

Если провести на карте линию передвижений Эллиотта, получим клубок, опутывающий земную поверхность вкривь и вкось. Родился будущий фотограф во Франции. Затем его родители переехали в Милан, накануне Второй мировой сменили солнечную Италию на Нью-Йорк, а его, в свою очередь, – на Лос-Анджелес.
Свой путь фотографа Эллиотт начал с того, что проявлял фотографии знаменитостей для их фанатов. В 1953-м такие влиятельные представители фотоискусства, как Эдвард Стейхен, Роберт Капа и Рой Страйкер пригласили подающего надежды Эрвитта в своё фотоагентство Magnum Photos, которое он успешно возглавил в 1968-м, продолжая всё так же беспрерывно колесить по миру.

Empire State Building, New York (Elliott Erwitt, 1955)

Фотографии Эллиотта иллюстрируют рекламные кампании и статьи в журналах, представлены на выставках Нью-Йорка, Чикаго, Вашингтона, Лондона, Милана, Мадрида, Цюриха, Сиднея и в галереях многих городов Азии. Успевающий всё и даже больше, Эрвитт сумел отличиться и на кинематографическом поприще, участвуя в создании художественных и документальных фильмов, а также в съёмке телевизионных передач. На его счету уже 45 книг с авторскими фотографиями. И, судя по упомянутому выше «вертикальному положению» фотографа, это далеко не предел.

bf4c36a072117e6f721d41df5540710a

В беседах с журналистами Эллиотт Эрвитт вполне прозаично отзывается о своей работе. На вопросы о своей столь головокружительной карьере отвечает просто: «Я всегда был занят. Так я могу содержать четверых бывших жён и восемь с половиной (прямо как у Феллини) внуков». К такой обезоруживающей откровенности и впрямь нечего добавить. Можно только предположить, что отображение Эрвиттом кипящей вокруг жизни на фотоснимках – это само собой разумеющееся чудо, которое настолько же естественно, насколько впечатляюще.

Подходу Эрвитта к фотографии не нужно посвящать коллоквиумы. Этого не стоит делать просто потому, что сам фотограф считает бессмысленными разговоры о снимках. Такие беседы для него сродни объяснению шутки после того, как она была озвучена. Как бы банально это ни звучало, Эрвитт определяет фотографию просто: искусство наблюдения. А в наблюдении, как известно, слову отводится роль весьма незначительная и вполне заурядная.

Эллиотт Эрвитт весьма опечален тем фактом, что в современном мире плёночный фотоаппарат явно проигрывает цифровому в неравной диджитал-схватке. В этом он видит деградацию искусства, излишнее упрощение процесса. И с ним трудно поспорить, так как нынче практически все стали фотографами, а их каста растёт прямо пропорционально мировым продажам смартфонов. Но уж если вы всё же решите примкнуть к числу истинных представителей фотоискусства, вот вам лайфхак от Эрвитта: «Перед тем как фотографировать, убедитесь, что вы не забыли снять крышечку с объектива».

Автор статьи: Карина Потиха

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии