Композитор Антон Байбаков пишет музыку для украинского и европейского кино, анимации, участвует в проекте «Кориолан». Он пишет музыку в домашней студии, где висит плакат Майлза Девиса, а из колонок льётся мелодия, под которую непроизвольно топаешь ногой по паркету. Именно там Антон рассказал Style Insider о любимых проектах, режиссёрах, о коллекционировании звуков и украинской киноиндустрии.

SI: Как и когда вы начали заниматься музыкой?

Антон: В 5 лет я пошёл в музыкальную школу. Это произошло после того, как мы с отцом чинили велосипед на балконе и я по звуку проезжавшего автомобиля угадывал его марку. Так я попал на класс фортепиано, где у меня была прекрасная преподавательница, в которую я страшно влюбился. Позже она вышла замуж и уехала в Канаду. Тогда, спустя три года обучения, я первый раз бросил музыкальную школу. Позже я вернулся и преподавала мне уже её мать, но занятия проходили без особого энтузиазма. Так я бросил музыкальную школу во второй раз и понял, что очень хочу петь.

Я пел в хоре, но у меня началась мутация голоса и меня из него выгнали, поэтому я, в очередной раз, ушёл из музыкальной школы. Я постоянно пытался мотивировать себя, и в последних классах школы решил довести начатое до конца уже в вечерней музыкальной школе. К тому времени я начал писать музыку, хотя и не понимал этого. Я просто садился за инструмент, играл, но не фиксировал это.

Антон Байбаков

SI: Когда вы поняли, что хотите стать композитором?

Антон: Я всегда говорю, что свою профессию украл. Когда я учился в школе, денег в семье было мало, и я, возвращаясь из школы, долго стоял у раскладок с дисками. Купить их я не мог, поэтому воровал. Каждый день по диску. Меня ни разу не поймали, так как я делал это филигранно, выработав определённой алгоритм перемещения от одной раскладки к другой. В итоге у меня собралась определённая коллекция абсолютно разной музыки от джаза до классики. В один из таких походов, я украл диск с музыкальными программами, и быстро в них разобравшись, начал фиксировать свою музыку.

На факультет звукорежиссуры в Университете Карпенко-Карого я попал за компанию. Тогда я учился в 11-м классе и слабо понимал, куда буду поступать, меня очень интересовала музыка, но для поступления в консерваторию не было специального музыкального образования. К тому же, на тот момент я просто не понимал, куда можно применить свои знания и навыки. Так я начал учиться звукорежиссуре, с лёгкостью пройдя творческий отбор, ведь был единственным, кто играл на экзамене свои произведения, а не чужие. Преподаватели советовали мне поступать в консерваторию, но у меня таких амбиций тогда не было.

Нужно сказать, мне повезло учиться в отличной компании. Моими однокурсниками были Серёжа Степанский, который делал звук к фильму «Племя» Мирослава Слабошпицкого, Боря Петер, работающий с такими интересными и неординарными людьми, как Андрей Загданский, Максом Демиденко, который сейчас работает с Ильей Хржановским, Никитой Моисеевым, который работает над мощными телевизионными проектами в качестве композитора.

SI: Расскажите о вашей дипломной работе?

Антон: Уже на 4-ом курсе я работал в кино звукорежиссёром, времени было мало и я представил один из фильмов, над которым тогда работал. Через несколько лет я очень пожалел, что не сделал общую работу со своими однокурсниками, так как мой дипломный проект мне теперь пересматривать или показывать совершенно не интересно. С другой стороны, наличие работы на то время показывало мою успешность. Но сейчас я смотрю на это совсем по-другому, именно тогда было золотое время для экспериментов и творчества.

SI: Каким был первый фильм, для которого вы написали музыку?

Антон: Мои первые композиторские работы были ещё в институте. Тогда я хотел охватить все сферы кинопроизводства для того, чтобы больше понять свою профессию. И помимо того, что занимался звуком, монтировал работы и писал музыку. По сути, у меня уже тогда была своя маленькая пост-продакшн студия.

Антон Байбаков

SI: Есть ли у вас режиссёрские амбиции?

Антон: Абсолютно нет. В 2009 году я полностью бросил заниматься звукорежиссурой. Долго проработав в компании, занимавшейся телефильмами и сериалами, мне всё это очень приелось. Тогда я решил, что хочу заниматься исключительно музыкой, обзвонил всех своих друзей с одним вопросом «Поддержите ли вы меня, если я буду голодать?», все они одобрили моё решение, о котором я не разу не пожалел.

SI: Расскажите о ваших любимых проектах?

Антон: У меня, скорее, есть любимые режиссёры. Я давно работаю с Ромой Бондарчуком, мы знакомы с института и одной из наших первых совместных работ была очень красивая, эстетская, неоднозначная  короткометражка, снятая на плёнку «Стіни і двері», напоминающая даже больше видео арт. Она получила премию как лучшее игровое кино на фестивале «Відкрита ніч» и приз за лучшую операторскую работу на «Прологе».

Второй мой любимый режиссёр и друг – Юрий Речинский. С ним мы снимали фильм «Sickfuckpeople» (прим.ред. – рейтинг IMDB – 8,08), который получил множество наград. Для первой, короткой, версии фильма я делал и звук и музыку. Что касается полного метра, там я уже присутствовал непосредственно на съёмках. Для меня это был очень интересный опыт, ведь я работаю дома и тут появилась возможность вылезти из своей скорлупы. Я получил весь спектр эмоций, съёмки были очень тяжёлыми, так как проходили в феврале, а зима была невероятно холодной. К тому же, фильм о наркоманах, бездомных и прочих, поэтому мы побывали в самых страшных дырах, где можно было подцепить, что угодно. Но такие экстремальные съёмки нас только ещё больше сблизили как команду.

SI: Важно ли для вас присутствовать на съёмках?

Антон: Всё зависит от фильма, степени моей заинтересованности и проникновения в материал. По большому счёту, меня всегда больше интересует не процесс, а результат. Для меня важно, что режиссёр в итоге соберёт из фильма, как его смонтирует.

SI: На каком этапе подготовки фильма вы начинаете работу?

Антон: Как правило, это происходит, когда кино уже смонтировано. Хотя недавно я писал музыку для французского мультика о любви рыбе к Сирене (мифическое существо, заманивающее моряков своим вокалом и поедающее их) и мне нужно было написать музыку заранее, чтобы художники могли синхронизировать картинку и звук. Песню мы записали с очень талантливой киевской певицей Марьяной Головко. А текстом песни стал стих Рильке, который мне сбросила моя подруга Настя Касилова.

SI: Как произошло ваше знакомство с французкими режиссёрами? С кем ещё из зарубежных режиссёров вы работали?

Антон: Французские режиссёры нашли меня через мультик Сергея Мироненко «Гойдалка». На прошедшем фестивале  «Молодость» была также представлена работа с греком Гэбриелом Тсавка, который последние годы живёт в Копенгагене. Мы познакомились в Берлине на Berlinale Talent Campus в 2010 году и сделали с ним 2 работы: игровую “Sailor`s song” и документальную, которая сейчас находится на стадии монтажа.

SI: Расскажите о Berlinale Talent Campus. Как вы туда попали?

Антон: Во время Берлинскиго кинофестиваля проводятся недельные мастер-классы для молодых режиссёров, операторов, звукорежиссёров и прочих профессий, связанных с кино. Чтобы попасть на них, необходимо подать заявку и пройти конкурс. Саму же программу оплачивает фестиваль. Со мной ездила моя давняя знакомая режиссёр Марина Врода. Я рекомендую попробовать себя всем, так как эта программа позволяет посмотреть на своё творчество под другим углом. Также это, своего рода, котёл, в  котором варится огромное количество профессионалов. Там, например, я познакомился с девочкой из США, с которой мы впоследствии сделали дистанционно один фильм, что было тоже интересным опытом.

SI: Как начинается ваша работа над фильмом?

Антон: Всё зависит от того, на какой стадии ко мне обращается режиссёр. Если это происходит до съёмок, то я читаю сценарий. К тому же, всегда стараюсь встретиться с самим режиссёром, для меня важно почувствовать не только сценарий, но и человека, который этот сценарий будет снимать. Живой контакт даёт очень многое, порой даже не нужно много разговаривать, достаточно ощутить энергию режиссёра. Поэтому для меня дистанционные работы тяжелее.

SI: Занимаетесь ли вы подбором музыки, которая, скажем, играет фоном в баре?

Антон: Бывает по-разному. Но если это совсем утилитарная музыка, которая используется в качестве звукового наполнение для создания определённого давления, я стараюсь всячески откреститься от подобной примитивной задачи.

SI: Часто ли вы отказываетесь от проектов? Что может послужить причиной такого отказа? 

Антон: Такое бывает довольно часто. Для меня зарабатывание денег не является самоцелью. Мне важно, чтобы проект был интересным, я ценю качество самого кино, а также возможность поэкспериментировать, попробовать новую технологию.

Антон Байбаков

SI: Интересуетесь ли вы дальнейшей судьбой фильмов, над которыми работали? Ходите ли на премьеры?

Антон: Конечно интересуюсь. Прозвучит не скромно, но в  последнее время фильмы, над которыми я работаю, очень часто получают призы. И я всегда безумно рад за режиссёров и за себя, в конце концов.

Я обязательно хожу на премьеры, для меня важно быть вместе со зрителем, ведь смотреть фильм одному дома, и в кинозале на большом экране в компании трёхсот человек – 2 совершенно разные вещи. По-другому воспринимается абсолютно всё – от картинки до музыки. Мне интересна реакция зрителя, его взаимодействие с фильмом. На протяжении всего фильма я переживаю, трясусь, иногда выбегаю из зала. Перед просмотром принимаю анестезию в качестве рюмки коньяка. Для меня это очень волнительный процесс.

SI: Для каких жанров вам больше всего нравится писать музыку?

Антон: Как не странно, мне больше всего нравится писать для документального кино. Это связано с тем, что в игровом кино нужно соответствовать тем смыслам, которые в кино вкладывает режиссёр. В документальном же кино, есть больше пространства для творчества, так как зритель его воспринимает как нечто настоящее, и появляется возможность создавать что-то более эфемерное и сюрреалистичное, нежели в игровом кино. Ещё прекрасной площадкой для творчества является анимация.

SI: Есть ли у вас табу в написании музыки для определённых жанров?

Антон: Я не пишу для сериалов. Безусловно, всё зависит от их качества и глубины. Это, наверняка, достаточно прибыльно, но для меня скучно.

SI: Насколько тогда для вас важна финансовая составляющая работы?

Антон: У меня всегда есть проекты, которыми я занимаюсь бесплатно. Например, сейчас я занимаюсь музыкой к опере «Кориолан» Влада Троицкого. По сути, гонорар зависит от количества людей, которые придут на постановку и никто из нас не знает, удастся ли нам что-то заработать. К тому же, сама опера очень дорогая в производстве. Поэтому мне обязательно нужно заниматься и оплачиваемой работой.

Антон Байбаков

SI: Всегда ли вы довольны результатом вашей работы?

Антон: Я очень часто не доволен. Дело в  том, что в момент, когда ты что-то создаёшь, тебе это кажется чем-то симпатичным, а на следующий день ты это слушаешь и понимаешь, что ты уже другой и твоя работа кажется уже не современной и не актуальной.

SI: Кто ваши любимые режиссёры?

Антон: Я — фанат братьев Коэнов. Из последних фильмов, я в восторге от «Бёрдмэна» Иньярриту. Это кино нужно смотреть без дубляжа, потому что, помимо остальных наград, оно получило приз за звук. Была проделана абсолютно фантастическая работа, практически вся музыкально-звуковая часть которой построена на ритме. И даже в кадре потом режиссёр заявляет музыканта, который сидит за ударными в  театре.

SI: Кто в списке ваших любимых композиторов?

Антон: Их очень много, но я могу бесконечно слушать Арво Пярта, Эрика Сати, Густаво Сантаолалья. Из украинских композиторов могу назвать Валентина Васильевича Сильвестрова – он настоящая музыкальная глыба.

SI: Расскажите о вашем проекте с Катериной Бабкиной? Как происходит запись?

Антон: Я убеждён, что стихи Кати – очень музыкальны. У неё очень необычный ритм, а сами стихи можно сравнить с переливающимися ручейками, которые время от времени приникают друг в друга. В них есть что-то неуловимое, но понимаешь это не сразу.

Мы сначала записываем стихи Кати, а потом я их долго слушаю и пытаюсь придумать определённую атмосферу.

SI: Советуетесь ли вы в этот момент с Катериной?

Антон: Нет, всё, что Катя хотела сказать, она сказала в стихах, а я уже ищу свои смыслы. Именно потому, что мы не повторяем только смыслы Кати, наши композиции получаются объёмными. В нашем проекте интересен именно этот симбиоз.

SI: С кем бы вам хотелось поработать?

Антон: Сейчас я жду окончания съёмок полнометражного игрового фильма Юрия Речинского, которые должны закончиться в марте. Это кино очень красивое, глубокое и мощное по своему воздействию. А второй проект, за который я очень болею – игровое кино Ромы Бондарчука «Вулкан».

SI: Что вас вдохновляет на написание музыки?

Антон: Меня вдохновляет как сама музыка, так и картинка. Год назад я работал над немым кино Дзиги Вертова «Одиннадцатый» (1928 год) и мне очень нравится, как музыка взаимодействует с изображением, текстом или другим визуальным искусством. Таким образом, происходит определённое осмысление, которое ты передаёшь зрителю. На Гогольфесте мы делали спектакль с французским режиссёром Стефаном Рикорделем. Для меня это был новый виток взаимодействия музыки с танцем, театром и пространством, в  котором эта музыка звучала. Вдохновить и натолкнуть на создание музыки может как гудок поезда, так пульсация ритма города. Важно вовремя понять, что это может стать частью конкретного эпизода и поможет вовлечь в него зрителя.

Антон Байбаков

SI: Коллекционируете ли вы в голове для себя, услышанные интересные звуки?

Антон: Да, такое бывает. Я не умею дирижировать, но иногда дирижирую и размахиваю руками, когда иду по улице. Наверняка со стороны это выглядит странно.

Меня часто спрашивают о хобби. Но у меня его нет, музыка для меня — и работа и хобби. Меня мало, что интересует кроме неё, в этом смысле, я  достаточно примитивный человек.

SI: Как вы оцениваете состояние киноиндустрии в Украине? Существует ли она в принципе?

Антон: Украинская киноиндустрия только начинает формироваться и развиваться, так как на почве революции и войны появилось огромное количество альтруистов. Об индустрии говорить пока тяжело, но кино, при помощи государства или без неё, будет появляться и оно появляется. Украинским кино начали интересоваться и важно, чтобы для наши правители, наконец-то, осознали, что культура – это важно и она имеет очень сильное влияние на людей. Я уверен, что если бы культуру достойно продвигали в нашей стране, многих трагических событий могло не произойти.

Mood:

Автор статьи: Катерина Капцова
Фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии