Назар Прокопив — создатель винилового лейбла Wicked Bass Records и диджей (Dj Noizar). Назар рассказал Style Insider о процессе создания записи, культуре лейблов в Украине и Европе, а также соотношении в них фана и бизнеса.

SI: Как и когда ты решил создать собственный лейбл?

Назар: С 2009 года я вёл одноимённый музыкальный блог и видел, что многие иностранные ресурсы, которые мне нравились, в какой-то момент создавали на своей базе лейблы. У меня похожее случилось, примерно, тогда же – в конце 2010 года, и я не могу не признаться, что в самом начале желание выпускать различных музыкантов шло бок о бок с желанием делать «как вон те крутые ребята».

SI: Почему ты выбрал название “Wicked Bass Records”?

Назар: Помимо самой разной музыки, в те годы я увлекался также интересной, молодой британской бейс-сценой, с которой я хотел стилистически связать релизы лейбла. Ну, а слово “wicked”, имея множество синонимов, для меня всегда означало «странный», «шаловливый», а не «злой» и прочее. Правда, в какой-то момент я стал заниматься совсем другой музыкой — хаусом, но дабстеп- и трэп-демки мне ещё долго продолжали присылать.

Назар Прокопив

SI: Кто повлиял на твой музыкальный вкус?

Назар: Старшего брата с кассетой Prodigy у меня не было, так что я всем рассказываю легенду о том, как в детстве самую первую электронную музыку мне ставил взрослый сосед, уже тогда любивший хорошенько потанцевать в клубах до утра. Это был, конечно же, хеппи хардкор! С тех пор о гулёне-соседе ни слухом ни духом, а вот любовь к рейву, как ни крути, осталась.

SI: Кто первый записался на твоём лейбле и кто записывается сейчас?

Назар: Я разделяю историю лейбла на два периода: до выпуска первого винила и после. Если говорить о первом – это был украинский музыкант Volta Cab, если о втором – американец Huerco S. Последним был тоже американец из Детройта, любитель железяк – Manuel Gonzales или MGUN. Прямо сейчас лейбл почти на финишной прямой перед выпуском новой пластинки — нескольких работ эстонских электронщиков Hüpnosaurus, такого себе переиздания-не-переиздания их странных треков первой половины 90-х, где будет ремикс, опять-таки, американца Bookworms. К сожалению, денег от Госдепа в последнее время никаких, просто люблю американскую культуру хауса и техно.

SI: С кем бы ты хотел поработать?

Назар: Отдельных фаворитов у меня нет, вернее, их очень много. Пусть будет кто-то любой из целой плеяды культовых детройтских музыкантов. Robert Hood, например. А вообще, я б лучше поработал с куда большим количеством украинских музыкантов (если бы они только появились). Очень хочется, чтоб о Киеве говорили как о небольшом, пускай даже не клубном, но музыкальном центре. Не нужно сразу ставить планку Берлина, Амстердама или Лондона. Посмотрите на лейбл Giegling из немецкого Веймара (население 65 тыс. чел.), где небольшая тусовка музыкантов своей неординарной музыкой заставила всех говорить о себе, а авторитетное издание Resident Advisor, так и вовсе, назвало их лейблом 2014 года.

SI: На какой площадке ты хотел бы поиграть как диджей?

Назар: Не открою Америку, если назову Panorama Bar, Robert Johnson, Corsica Studios или какой-то уютный токийский клуб. Масштабные фестивали я не люблю, разве что Labyrinth в Японии или Dekmantel в Амстердаме. На самом деле, принимать за эталон только клубы в других странах не стоит. Очень важно, когда есть хорошая, разборчивая и, главное, отзывчивая публика у тебя дома. Плюс, классный звук в помещении. Вот, киевский Closer может дать фору уж очень многим европейским андерграундым клубам по всем параметрам. Постоянные восторженные отзывы иностранных артистов – яркий тому пример.

Wicked Bass Records

SI: Кто из артистов стал для тебя открытием в 2014 году?

Назар: Было очень много интересных имен и новых лейблов. Количество скрещиваний между стилями, вылившихся в безумные релизы, а также молодых музыкантов, наконец почувствовавших свободу через soundcloud и youtube, — просто поражает воображение. Но, если называть кого-то, кто зацепил больше всего, то это англичанин Call Super, ныне проживающий в Берлине, и его альбом «Suzi Ecto», пластинка «Coup d’Etat» под псевдонимом Ondo Fudd, превосходные диджей-сеты. Я знал о нём и раньше, но всё, что он сделал в 2014 – это, определённо, вау!

SI: Расскажи о процессе выхода записи?

Назар: Всё достаточно просто. Найдя достойную музыку, вы ищете компанию, которая занимается мастерингом. При всём уважении к профессионалам из Украины или России, я бы не делал виниловый мастеринг где-то тут. Хотя бы только потому, что культуры этого самого винилового мастеринга у нас нет. Сделаю только одну поправку: мастеринг электронной танцевальной музыки. Рок и поп, конечно же, мастерят везде. Хотя, имей я живую группу, предпочтение получили бы, снова таки, специалисты из Европы, Америки или Японии.

Так вот. Вы нашли достойную компанию, выслали им композиции, обсудили детали и даже дали указания и референс. Через какое-то время вам шлют готовый материал в формате WAV, который вы должны отслушать и утвердить. Если всё подходит – даёте добро и процесс нарезания лака (с вашей музыкой) запущен. Дальше, после нехитрых процедур по созданию матрицы – основы вашего тиража, завод высылает вам тест-прессы (почти готовые пластинки с белым яблоком) для того, чтобы вы могли самостоятельно проверить качество звука. Если вас всё устраивает, завод запускает печать. Иногда её делают быстро, иногда – долго. Сейчас, в связи с повышенным интересом к винилу, всё это может занять два месяца и больше. А ещё год назад мне делали 400 копий за два дня.

Перед всем этим желательно определиться, будете ли вы самостоятельно заниматься дистрибьюцией или же доверитесь проверенным компаниям доставлять ваши пластинки в магазины всего мира. В конце концов, завод вышлет готовый тираж куда вы скажете.

Что касается меня, мой дистрибьютор находится в Голландии, мастеринг делают в Шотландии, а печатают винил во Франции.

SI: Как ты познакомился и начал работать со своими европейскими партнёрами?

Назар: Это произошло посредством проб и ошибок. Так было у моих знакомых, которые открывали лейблы, так есть и будет у других людей. Только потому, что каждый год что-то может меняться, цены меняются, появляются разные молодые команды и прочее. Даже сейчас, когда у меня налажена система «музыкант – магазин», я не могу сказать, что завтра не поменяю дистрибьютора или не стану делать мастеринг где-то ещё.

Вся доступная информация есть в интернете. Никакие письма, кроме электронных, писать не нужно. Собственно, как и стесняться спрашивать советов – лично я так и делал.

DJ Noizar

SI: Сколько лейблов в Украине занимается выпуском пластинок?

Назар: К сожалению, не так много. На создание такого предприятия нужны немалые деньги, особенно, если начинать всё с нуля. Я уже не говорю о курсе евро, к которому привязаны основные издержки.

Из тех, что мне известны, это Leleka и Bandura нашего маэстро Vakula, киевские Muscut и драмнбейс лейбл 22:22, одесский Mutex Recordings, хаус-лейбл Artreform и знаменитый украинский экспериментальный Kvitnu. Отечественная поп-эстрада тоже, раз на раз, появляется на виниле, но это, если честно, звучит смешно. Единственный, кто реально вписывается в культуру поп-винила сегодня – Иван Дорн.

SI: Как относятся к украинским артистам и твоему лейблу в Европе? Какова разница этого бизнеса в Украине и Европе?

Назар: Разница в том, что в Европе всё это работает десятки лет, есть огромная культура лейблов, менеджмента артистов, различных мероприятий, маркетинга в конце концов. В Украине же после развала Союза, 90-х и нулевых всё только потихоньку начинает развиваться. Так что, если сказать вкратце, то в Европе — это бизнес и фан, а тут – фан и, если повезёт, то чуть-чуть бизнес. И я не имею в виду только лейблы.

Что касается отношения к украинским артистам и лейблам, оно хорошее. Даже больше – в связи с неким перенасыщением у них, существует огромный интерес к музыкальному рынку Восточной Европы и, в частности, музыке конкретно из Украины и России. Другое дело, что у нас особо и показать нечего. Большинство музыкантов старается копировать иностранцев, а что-то реально аутентичное выходит, разве что, у нескольких суперталантливых людей, к примеру, у вышеупомянутых Vakula или Zavoloka, Kotra из Kvitnu. Так что, пока существует такой интерес, я искренне хочу, чтоб у нас появлялось побольше интересных ребят, разных инициатив, программ, а бизнес, наконец-то, был для наших музыкантов наравне с фаном.

Назар Прокопив

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии