Писательница Донна Тартт получила Пулитцеровскую премию в 2014 году за свой последний роман “Щегол”. Награда была вручена “за красиво написанный роман с изысканно нарисованными персонажами, книга, которая стимулирует ум и затрагивает сердце”. Видимо, так оно и есть, ибо в интернете появилось огромное количество фотографий людей, получивших свежее издание и оставлявших хвалебные комментарии. К нам “Щегол” дошёл уже ближе к 2015 году и теперь в рунете можно найти такие же снимки, правда в меньшем количестве, что, в принципе, не удивительно, так как Донну Тартт сложно назвать всемирно известной писательницей. На её счету всего три книги, две из которых обласканы критиками и американским читателем. Каждому произведению Тартт посвящает 10 лет своей жизни. Казалось бы довольно много, но по её собственному признанию, писать быстрее ей не доставляет никакого удовольствия. Тартт было всего 28, когда мир прочитал её первую книгу “Тайная история” и тогда же заговорили о возвращении в литературу по-диккенсоновски тёмного, классического романа. Даже персонажи книги по-английски мрачные и загадочные, будто все они сошли со страниц неоконченного романа Чарльза Диккенса  “Жизнь Эдвина Друда” и перешагнули в роман Донны Тартт.

Затем был “Маленький друг”, который был встречен равнодушно и также равнодушно забыт. После этого Тартт снова закрылась в своём доме и приступила к написанию своей, теперь уже, самой известной и как считают многие критики — лучшей книги.

Но что же такое “Щегол”? Основой движущей силой всей книги является реально существующая картина малоизвестного художника — Карела Фабрициуса, которого считают учеником Рембрандта и учителем Вермеера. «Щегол» — одна из его немногих сохранившихся картин. Эта книга — откровение главного героя Теодора Деккера с читателем, будто читатель — это его личный дневник, перед которым он может быть честным и искренним. Именно ему можно рассказать о том, как он скучает по своей погибшей при взрыве музея матери и о том, как он винит себя за то, что из-за него в тот день они оказались в музее, а могли так и жить дружно в своей нью-йоркской квартире, но мама умерла, а он выжил, вместе с ним выжила и картина, которую он сумел вынести после взрыва. С тех пор “Щегол” был с ним всегда, так же как птичка на картине привязана к жердочке, так и Тео навсегда привязался к этой картине. Именно ей он отдаёт все самые лучшие чувства, которые не смог отдать матери.

Книга начинается как приключенческий роман о сироте в Нью-Йорке и кажется, что читаешь нечто похожее на «Оливера Твиста» или «Гарри Поттера», жизнь сталкивает их с добром и злом, но только в реальном мире, очень сложно различить, где добро, где зло. И с каждой новой страницей понимаешь, что вместо безопасного Хогвартса — дом в заброшенном районе Лас Вегаса, куда даже «Доминос» не может доставить пиццу, вместо Дамблдора — играющий в баккару отец-алкоголик, а вместо магии — клей, гашиш, оксиморфон и прочие, выносящие за пределы реальной жизни, препараты. И Донна Тартт понимает, насколько схожи судьбы всех этих книжных сирот и в книге намекает нам на это с помощью друга Тео, Бориса — мальчика без определённого гражданства (то ли украинец, то ли поляк, то ли русский), мальчика, над которым жизнь издевалась и издевалась с удовольствием, и Борис называет Тео Поттером, за его модные хипстерские очки. Борис — вор, наркоман и алкоголик, но именно с его уст слетают самые умные и трезвые слова. Он напоминает Достоевских (Тартт сравнивают с Достоевским) героев — загубленных, потерянных, спасающихся алкоголем философов. Не просто так любимая книга Бориса — “Идиот”.

Как только читатель свыкнется с беспробудно пессимистичным повествованием книги, Тартт мигом его отрезвит, как каждое утро отрезвлялись Тео с Борисом с помощью новой дозы клея и алкоголя, и перенесёт читателя из мира детского неблагополучия в мир взрослых страстей и кровопролития.

Как было написано выше, премия была вручена за качественно проработанных персонажей и за то, что роман трогает разум и сердце. Признаться честно, моё сердце и разум книга не затронула, уж слишком всё гипертрофировано, но персонажи действительно очень реальные, где-то даже банальные, такие встречаются, в книгах, в кино и в жизни: отец- игрок, бросивший семью; лицемерная, но безумно красивая девушка из самых сливок Нью-Йорка и, конечно же, самый любимый типаж всех нынешних кинематографистов и писателей — немного странная девушка, с некрасивой внешностью, но с некой изюминкой, которая навсегда покоряет главного героя и заставляет его любить её всю жизнь. Но не смотря на это, они действительно все будто живые, а в особенности Борис, который в своей речи вставляет украинские и русские слова “Сраный telik”, “Vali otsyuda”, вспоминает о Львове и Одессе. Казалось бы, он – проблемный ребёнок, который вырастает в проблемного взрослого, а в итоге он оказывается тем, кто не боится принять себя и мир, таким как он есть на самом деле, и пытается научить этой мудрости Тео и всех нас.

Кому читать: любителям книг с нотками детектива и триллера; любящим упоминание Украины в книгах.

Зачем читать: чтоб понять, что жизнь может и втоптать в грязь и вытащить оттуда.

Смотреть: Планируются съёмки, Питер Строган (“Шпион, выйди вон!”) адаптирует книгу под сценарий.

Цитаты: “Даже самые мудрые, самые прекрасные люди не могут предусмотреть, во что выльются их поступки”; “А вдруг иногда неверный путь — самый верный?”; “Даже моя печаль может сделать меня счастливым”.

Автор статьи: Света Верещагина

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии