Ольга Андронова — молодая украинская художница, для которой живопись — это медитация, персональные выставки — ублажение эго, а эпатаж — глупость. Мы поговорили с Ольгой о функциональности в искусстве, академическом образовании, арт-терапии и портретах её мужчин.

SI: В своих работах ты часто используешь синий цвет. Можно ли это назвать твоим собственным стилем?

Ольга: Это мой любимый цвет. Мой бесконечный синий период, который начался еще с обучения в институте. Для одной из постановок пригласили натурщицу, которая была далека от идеала женской красоты. Когда рисунок был окончен, я поняла, что не могу оставить картину в натуральных цветах. Так картина стала монохромно синей, а все оттенки синего моей палитры были перенесены на рисунок. С тех пор я поняла, что пытаюсь видеть мир только в таких красках, пытаюсь видеть красоту вокруг. Так начался мой «синий период». Это определенно мой стиль. Конечно, я использую другие краски, и картины в других тонах у меня есть, но больше всего меня радует именно синий цвет, возможно, это какая-то химия мозга. Когда к синему добавляешь оттенки оранжевого, красного, то сразу становится видно, что это по-настоящему оранжевый или красный. Всё становится красочным и ярким, как моя жизнь.

Если говорить о стиле написания, один галерист назвал его абстрактным реализмом, но я не люблю ярлыки. Я пишу картину до тех пор, пока не считаю ее очень красивой.

Ольга Андронова

SI: В каких конкурсах ты участвовала и в каких галереях можно посмотреть твои картины?

Ольга: В 2009-ом году я участвовала в самом первом конкурсе «МУХі», который организовали в галерее Bottega. Позже, в 2010-ом, я снова принимала участие в этом конкурсе. Тогда моя картина была единственной, которую купили прямо на выставке. Также я участвовала в международной выставке во Франции, в очень красивом живописном городе Ла-Ферте-Бернар, куда собрались художники со всего мира.  Мои картины находятся в домах моих покупателей. Я планирую организацию собственной выставки, но мне всегда не хватает достаточного количества картин, так как всё, что я пишу, как правило, продаётся прямо из мастерской. Именно поэтому я могу назвать себя счастливым художником. Провести выставку — значит потешить своё эго, но специально для этого я не перестану продавать картины. Я бы хотела выставить тринадцать собственных картин разных форматов на одну тему. Когда серия будет собрана, начну искать помещение.

Ольга Андронова

SI: Может ли настоящий художник быть самоучкой или он обязан получить академическое образование?

Ольга: Примитивизм — это одно из моих любимых направлений в живописи. Обожаю Пиросмани. Фрида Кало? Да я просто в восторге от неё. Художница Катерина Билокур писала цветы и долго не знала, как грунтовать холсты, пока ей не объяснили, а ведь её работы просто шикарны. В картинах людей, которые пишут от души, всегда очень много особой энергии. Они видят и пишут, хотя им никто не ставил рук и не бил линейкой по пальцам. Они просто делают то, от чего получают настоящие удовольствие. Не стоит забывать, что у каждого свой путь. Если можешь не писать — не пиши. Есть множество людей, получивших академическое художественное образование не понятно для чего. А есть столько прекрасных людей, которые не учились, но стремятся писать, потому что просто не могут этого не делать. Я считаю, что академическое образование имеет очень посредственное отношение к творчеству.

Ольга Андронова

SI: Кем были твои учителя и чему самому главному каждый из них научил тебя?

Ольга: Марко Гейко в детстве пробудил во мне страсть к рисованию, хотя родители прочили меня в балерины. Он смог разглядеть во мне талант и сделать так, чтобы мне не было страшно. Они все многому меня научили: Александр Животков, Сергей Животков и Олег Александрович Животков — у всех у них я имела честь учиться в разные этапы времени. Эта родовая энергия дала мне вдохновение к творчеству. Я понимала, что у них есть поддержка друг друга. У меня же в семье нет художников, но я смогла почувствовать, что их энергии хватает на всех учеников. Они, как семья художников, подпитывали меня, и я смогла взять то, чего в моей семье не было и впитать в себя это. На данном этапе я учусь у людей. Главный мой учитель  — я сама. Каждого нового человека в жизни я воспринимаю, как учителя, а свои знания черпаю из жизненного опыта.

Ольга Андронова

SI: Как ты относишься к современному искусству, к тому, что написано и создано в наше время?

Ольга: Для каждого времени существует своё творчество. Сейчас не имеет смысла выписывать портреты так, как их выписывали раньше, для этого существует фотография. В современном мире всё наоборот, у людей востребована не фотографическая точность, а эмоция, которую они получают от созерцания. Если картина написана сейчас, не нужно ждать сто лет, чтобы её оценить. Есть современные абсолютно невероятные вещи от которых захватывает дух. В то же время, я за классику, за картины, которые висят на стене. Если искусство не функционально, я не вижу в нём смысла. Тебя должно вдохновлять то, что ты видишь утром, когда пьёшь кофе, мельком пробегаешь взглядом, останавливаешься, уносишься мыслями в глубину себя и возвращаешься к своим делам. Этот момент оставляет тебя здесь и сейчас, даже если мысленно ты далеко.

Ольга Андронова

SI: Готова ли ты творить в другом русле, например, создавать инсталляции?

Ольга: Когда я была младше, то была убеждена в том, что мне необходимо будет творить что-то новое в разных направлениях, дабы заявлять о себе. Первый мой опыт показал, что такое заявление мне не нужно. Я не понимаю медиа искусство. Фотографию я люблю, но не считаю, что они должны висеть на стенах, за исключением фото с путешествий. Я считаю, что живопись в нашем мире — это личная медитация для каждого. Не важно, писал ли ты это или ты это купил. Дальше это твой дзен, которым ты любуешься. Ты вложил в это либо свою энергию, либо свои деньги. Это то, что доставляет тебе удовольствие. Я не вижу смысла делать какие-то арт-проекты, которые невозможно использовать. На первом этаже нашей мастерской находится бесконечный склад невероятных проектов, которые проходили в рамках разных «арсеналов», а после никому не нужны. Их даже не крадут, хотя на выставке за них требовали денег.

Я чувствую себя хорошо там, где я есть и меня радует любой процесс в моей жизни. Если же я почувствую, что для того, чтобы ощутить радость, мне нужно сделать какую-то глупость, я её обязательно сделаю.

Ольга Андронова

SI: Как ты относишься к эпатажу. Обязательно ли художнику эпатировать, чтобы быть востребованным и не писать в стол?

Ольга: Я не вижу ничего плохого в том, чтобы писать в стол, ведь есть разные периоды в жизни художника. Эпатаж работает один раз. Если человек продолжает работать в этом стиле, то, скорее всего, он просто глуп. Мне не интересны работы таких художников, их картины не оказались бы на стенах моего дома.

Когда я училась в академии, все мои композиции были, как мне казалось, очень оригинальными, пока мой мастер не сказал мне о том, что это эпатаж и просто игра. Тогда я всё сразу переосмыслила.

IMG_5465

SI: Расскажи о портретах мужчин, которые ты пишешь.

Ольга: Мои мужчины вдохновляют меня на каждом этапе моей жизни, я питаюсь этой энергией. Их же впечатляют мои картины. Это побуждает меня делать милый скромный подарок в виде портрета. Когда-то мой друг, художник Владислав Шерешевский сказал, что у меня уже есть готовая серия картин – это картины моих мужчин. Было бы забавно сделать выставку и пригласить их всех, чтобы они могли увидеть друг дуга и познакомиться. Как-то незаметно для себя самой, я нарисовала портрет каждого из них.

IMG_5446

IMG_5217

SI: Какими качествами должен обладать настоящий художник?

Ольга: Он должен быть разносторонним, развиваться, смотреть по сторонам, иметь кругозор шире, чем у других. Пользоваться тем, что художники — пограничники. Я считаю, что я на правильном пути в своем развитии, от любого своего движения я чувствую радость и удовлетворение, спокойствие. Я ощущая себя хорошим молодым художником, понимаю, что мои картины востребованы. Помимо того, что я пишу картины, я занимаюсь йогой и учусь на гештальт-терапевта. Недавно я поняла, что меня интересует фармакология и психиатрия. Идентичность свою как психолога я осознала и чувствую себя уверенно. Меня интересует всё, что связано с человеческим телом, химией и я готова поступить на обучение в медицинский университет. Кроме того, интересуюсь разными религиями, принимала прибежище в разных монастырях, понимаю, что внутри есть столько всего. Я хочу углубиться в себя и смотреть в космос. Люблю делиться своими знаниями, как на психологических консультациях, так и на арт-терапиях. Я могу объединить страсть к психологии и к живописи.

IMG_5498

SI: Ты преподаешь уроки арт-терапии. Расскажи об этом.

Ольга: Ученики появились сами. Это люди, которые видели мои картины и знали, что я художник. Они не хотели купить картину, они тоже хотели творить. Все начиналось с вопросов «Как потекла эта краска, откуда появился такой штрих?». У всех есть школьный опыт рисования, но их интересовала именно моя техника.

Я рассказываю о технике и технологии живописи, но не учу их рисовать кубики, шарики и черепа, так как у них нет такого запроса. Если бы ко мне пришел человек и попросил научить его академической живописи, я бы с удовольствием такого ученика взяла. Но пока мои ученики —  это люди, стремящиеся радоваться с помощью написания картин. А когда я наблюдаю за тем, как у них это получается, сама получаю огромное удовольствие. Мое обучение рисованию связано и с тем, что я пытаюсь помочь людям раскрыться. Живопись — это медитация.

Ольга Андронова

SI: Стремишься ли ты к известности за границей ?

Ольга: Всему своё время. На данном этапе, я считаю, что и в Киеве меня знают недостаточно. Естественно, я хочу этого. Пока была только Франция. Я планировала провести выставку в Сингапуре, это предложение я получила от бизнесмена, живущего там и согласившегося стать меценатом. По состоянию здоровья я отложила выставку до весны.

Пока планирую развиваться в Киеве, а уже потом буду двигаться дальше. Что касается украинского рынка, то и здесь, безусловно, есть ценители искусства. Люди интересуются живописью. В основном это люди постарше, но и молодежь не безразлична и часто покупает картины. В Украине очень ценят красоту.

Очень много моих работ находятся за границей. Я часто путешествую и знакомлюсь с людьми, которые в последствии становятся моими покупателями. Многие приезжают в Киев, покупают картины, я делаю разрешения, после чего они могут увезти их с собой.

IMG_5373

SI: Чувствуешь ли ты конкуренцию среди молодых художников?

Ольга: На каждый товар свой покупатель. На мой — хватает. Я не считаю, что у человека дома должны висеть картины только одного автора. Я не чувствую здесь конкуренции до тех пор, пока меня выбирают.

SI: Есть ли у тебя табу в живописи?

Ольга: Гениталии. Обнаженная постановка — это другое дело, это часть тела. Когда мы писали обнаженных людей, эстетика была в том, чтобы оставить недосказанность, незавершенность. Я считаю, что есть искусство, а есть порнография. Порнографию тоже рисуют красками, и считают, что это живопись и искусство. Тут я не согласна. Порнография — это всегда порнография. Я за эстетику. Люблю эстетику человеческого тела —  и мужского, и женского, и с удовольствием их пишу, но есть грань.

IMG_5457

SI: Состоишь ли ты в сообществе художников, есть ли у вас своя тусовка?

Ольга: Да. Их много, я их очень люблю. У нас это взаимно. Мой круг общения связан либо с йогой либо с художниками. Художники сумели сохранить в общении с людьми наивность и детскую искренность.

Автор статьи: Елена Желиховская

Фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии