Жан Грицфельдт — молодой украинский дизайнер и диджей. Показы Жана обладают особой энергетикой. В них всегда есть смысл, посыл и капелька юмора. Читайте в нашем интервью о работе Жана с Данилой Поляковым, отношению к конкурсам и «золотой эпохе Голливуда».

SI: Как вы попали на Moscow Fashion Week? Расскажите о ваших впечатлениях?

Жан: Поездка была потрясающей. Мы абсолютно не знали, что нас ждёт, никто из нас раньше не был на Moscow Fashion Week, и это был большой риск, как с нашей, так и со стороны  организаторов.

Мы попали на неделю моды чудесным образом: будучи в шоу-руме в Париже, пришла Дуня Гронина, которую и в Москве не застать, а тут она попала к нам. Я рассказал ей о своей одежде, философии бренда и она сообщила мне, что утром видела у Татьяны Мамедовой, креативного продюсера Moscow Fashion Week, объявление о том, что есть ещё одно место для дизайнера. Когда она собралась показать мне этот пост, оказалось, что Татьяна его уже удалила. Но Дуня посоветовала мне всё же написать Татьяне, и пообещала обо мне ей рассказать. Мне долго не отвечали, но потом написали, что заявка была принята и попросили отправить фото моих работы. Всё это воспринималось достаточно скептически, но тут пришло второе письмо о том, что мои работы очень понравились, и они ждут фото моей новой коллекции. Тогда я не мог сделать снимки, так как мы были в стадии разработки коллекции и готовились к Ukrainian Fashion Week. Утром после показа я сразу отправил первые фотоотчёты, и меня пригласили в Москву. Я рад, что выбрали именно нас и, думаю, никто не пожалел.

Никто не ожидал, что на показ придёт такое количество людей. Он проходил в Гостинном дворе, это историческое здание в центре Москвы, помещение там намного больше, чем Мистецький арсенал в Киеве, но зал был заполнен. Организаторами были созданы все условия, для того, чтобы дизайнер показал всё, на что он способен: были гладильщицы, работники, помогающие переодевать моделей и прочее.

Jean Gritsfeldt

SI: Как прошло ваше сотрудничество с Данилой Поляковым?

Жан: Мне посчастливилось, что наш показ открывал супермодель Данила Поляков — первая российская модель, ставшая известной за рубежом. Именно он начал работать на показах Fendi, Gaultier, Yohji Yamamoto и других.

До последнего момента никто не знал, приедет ли он на показ. Данила не был на репетиции, до показа оставалось несколько часов, телефон был в недосягаемости и вот он звонит и спрашивает: «Бриться ли мне и мыть ли голову?». После примерки он сказал, что у него складывается ощущение, будто мы делаем шоу в Париже. Данила сам вдохновился, и за секунду до своего выхода он стоял с сигаретой, перевёрнутой назад.  Я не понимал, что происходит, пытался вырвать её изо рта, на что он мне сказал: «У меня концепция. Я всё придумал и знаю, что делаю». Я рад, что мне хватило ума ему довериться. Данила вышел, зал взорвался и сразу был задан правильный ритм и энергетика.

Мне также повезло работать над показом с замечательным режиссёром Артёмом Кривдой, который ставит в Москве показы для ГУМа, Dsquared, Gucci. Он — настоящий профессионал и его поддержка дала мне очень многое. Артём сказал, что верит в меня, потому что наш продукт для Москвы очень нов. Там все стараются делать направление в стиле а-ля рус . Это либо сверхмода, которую ты не понимаешь, куда можешь надеть, либо прикутюрное видение. Скажем, если это платье, то обязательно с перьями. Всё это, безусловно, очень красиво, но по стилистике в Москве все схожи между собой.

SI: Какими были отзывы о вашем показе в Москве?

Жан: Отзывы были очень хорошие. Я рад, что не почувствовал к себе предвзятого отношения, мы ведь анонсировали, что я — украинский дизайнер. Учитывая нынешнюю ситуацию, я понимал, что это может стать раздражающим фактором. Но ведь искусство говорит на одном языке, и я рад, что этот язык был услышан и, самое главное, правильно воспринят. Мы сняли в Москве лукубук, и сейчас будем рассылать его в магазины. Москвичи пока присматриваются, так как мы для них — новое имя, но мы громко заявили о себе.

Жан Грицфельдт

SI: Расскажите о шоу-рум в Париже, в котором вы представляли свою коллекцию?

Жан: Это был шоу-рум Be next, который патронировался Софией Чкония. Раньше она делала проект Art Georgia, который в большей степени является выставкой, а в этом сезоне рискнула открыть шоу-рум в Париже во время недели моды, куда могли прийти байеры. Слава Богу, к нам поступили заказы, к тому же не только из Европы, но даже из Азии и Америки, а это очень важные рынки.

SI: Как участие в конкурсах помогает развиваться молодым дизайнерам?

Жан: Я ненавижу конкурсы. Конкурсы — это просто чудовищно, так как их идея в том, что сравнивают лучших из лучших, людей, которым нечего делить. Это неправильно, ведь каждый силён и слаб в чём-то своём. Я сейчас очень часто задумываюсь о том, почему мы живем, и всё время кому-то что-то доказываем, с кем-то боремся, состязаемся. Зачем мы это делаем? Ведь, по сути, нет плохих и хороших, нет успешных и неуспешных, есть люди-судьбы. Однажды попутчик в поезде рассказал мне такую притчу: «Человек умер и так и не понял, зачем он жил. Он разговаривает с Господом и спрашивает его: — Каково было моё предназначение в жизни? — Помнишь, ты ехал на электричке, напротив сидела девочка, читавшая газету, и бабушка, которая вязала? — Помню. — Потом тебя позвал человек, сидевший напротив, вам подавали обед, и он попросил тебя предать ему солонку. — Да, припоминаю. — Возможно в этом и было твоё предназначение». Я верю, что такие моменты существуют. Наверное, я должен был бы об этом задумываться в 50 с чем-то…

Возвращаясь к конкурсам, я никогда не занимал первые места до Bazaar Fashion Forward 2014, хотя всегда этого очень хотел. Были вторые места либо призы зрительских симпатий, та же победа в Bazaar Fashion Forward была получена после моего второго участия. Хотя в первый раз я тоже стал финалистом. Мне было очень грустно, когда появилась новость, о том, что украинского Harper`s Bazaar больше не будет, ведь это были первые люди, поверившие в меня не просто на словах, но и оказавшие реальную помощь: поездку в Лондон, коллекцию, которую, благодаря им, я смог показать на Ukrainian Fashion Week.

Если изучить статистику, то есть много победителей конкретных конкурсов, которые потом пропадали, и никто о них даже не слышал. Тем не менее, я каждый раз иду на эти конкурсы, как на виселицу, потому что просто нет другого выхода.

SI: Победа в конкурсе Bazaar Fashion Forward дала вам возможность посетить Лондон. Каковы ваши впечатления?

Жан: Это абсолютно другая страна, мировоззрение и уровень свободы внутри. Ты понимаешь, что даже не имеет смысла пытаться достичь его. Люди там изначально выращены в других условиях. Это как продукт: какой-то выращен на земле, какой-то в тепличных условиях,  третий под дождём и солнцем естественно пробивался сам, а какой-то продукт вспахивали. Я считаю, что одна из проблем современного мира — желание быть похожим на кого-то, взять чужой опыт и пойти по тому же пути. Но на самом деле, у всех пути разные и универсальной формулы успеха не существует. Я в каких-то моментах фаталист, и считаю, что нужно довериться своему пути, внимательно прислушиваться к нему и к себе.

Jean Gritsfeldt

SI: Вы также выступаете как диджей. За пультом вы просто играете музыку или в этом есть элементы шоу?

Жан: Я шучу о том, что это мой злой брат-близнец диджеит. Мне часто говорят, что за пультом я совсем другой. Но именно диджейство даёт мне возможность выплеснуть энергию, так как дизайнерская работа очень сосредоточенная. Окружающим кажется, что ты бездельничаешь, но в твоей голове происходит очень много всего.

Я всегда мечтал петь, но мне не хватало вокальных данных. Зато у меня отличный слух и музыкальное чутьё. У моего отца всегда был прекрасный слух и вкус, который не был заточен под какой-то один жанр. В нашем доме звучала совершенно разная музыка: от концертов Паваротти до песен

Гарика Сукачёва. Это было очень сильная и качественная в своём жанре музыка, но всегда разная. Сейчас мне приходится слушать очень много музыки, чтобы комбинировать её между собой, ведь диджей презентует свой музыкальный вкус, который нравится окружающим. Кто-то отлично заводит публику, будучи одетым в джинсы и белую майку, я же — диджей-перформатор. Это составляющая моего характера, поэтому я стараюсь делать своё выступление ярче ещё и визуально.

SI: Почему для своей последней коллекции «King Kong or Ping-Pong» вы выбрали принты с изображениями звёзд «золотой эпохи Голливуда»?

Жан: Мне пришла в голову идея воздать честь этим звёздам, когда я узнал, что умерла американская актриса Лорен Бэккол, последняя представительница эпохи, о которой пела Мадонна в песне «Vogue». Я периодически люблю пересматривать фильмы, вроде «В джазе только девушки» или картины с Джеймсом Дином. У меня, к сожалению, не получается смотреть кино часто, поэтому я стараюсь останавливаться на том, что мне советуют люди, которым я доверяю. Сейчас и кино совсем другое, оно очень ускоренно, потому что современный глаз привык постоянно бегать и получать очень много информации. Большая нарезка картинок и огромный удар на графикe, 3D модели, уже можно обходиться без актёров.

Такие личности, как те, которых я использовал в своей коллекции, до сих пор являются культовыми, ведь они перевернули наше сознание. Именно поэтому они появились в конце показа, добавив в него определённого драматизма и нервов. Я сейчас вспоминаю бэкстейдж Moscow Fashion Week, когда мы с Данилой облокотились друг на другу, и у него покатилась скупая слеза от всего происходящего. Тогда я понял, что всё делал не зря.

Жан Грицфельдт

SI: Есть ли для вас такая же «золотая эпоха» в музыке?

Жан: Я стараюсь не выделять какой-то определённый жанр, чтобы не обидеть остальных, но есть, безусловно, что-то особенное в ритмах 70-х. Они создают этот грув и сумасшедший бит, который полностью захватывает тебя. Но иногда хочется и погрустить под, что-то вроде, Husky rescue или I am who I am.Обычно музыка в моём плэйлисте меняется, накладываясь слоями, как в тетрисе. Это связано с тем, что определённые композиции отображают прошлое состояние, которые ты уже пережил, и к которому не вернёшься.

SI: Не приходила ли вам идея играть на собственном показе?

Жан: Я считаю, что очень важно разделять работу дизайнера и диджея. Да и чем меньше дизайнерской личности во время показа, тем лучше. Многие дизайнеры свои показы делают закрытыми, мне же это кажется смешным. Но когда ты выходишь после показа коллекции, то чувствуешь себя абсолютно голым, и хочется этот момент сократить. Безусловно, нужно поблагодарить гостей за то, что они пришли, но я всегда свожу эти моменты к минимум. Всё и так было сказано и незачем это превращать в показуху.

Жан Грицфельдт

SI: Когда к вам чаще всего приходит вдохновение?

Жан: Ты никогда не знаешь, когда оно посетит тебя. Это всегда происходит по-разному. Иногда нужно сесть и просто подумать, а иногда рисуешь, рисуешь, рисуешь, не с кем не разговариваешь, и никуда не выходишь. Бывает и по-другому: когда-то я долго не мог придумать орнамент, и увидел на улице, как от перекрёстка проводов троллейбуса очень красиво и графично падает тень. Я сфотографировал её и сделал такой паттерн.

SI: Где ещё, кроме Киева, вы бы могли жить. Энергетика какого города вам близка?

Жан: Меня всегда тянуло в Америку, в какой-нибудь мегаполис. Мы вот сейчас поработаем, наберёмся опыта, и можно будет попробовать себя там. Необходимо лишь чуть подождать, закалиться Киевом и, в особенности, Москвой. Нужно обязательно куда-то двигаться. Быть всё время на одном месте — невозможно.

SI: Чем бы вы могли заниматься, кроме дизайна и диджеинга?

Жан: Сейчас уже об этом трудно говорить. Мне всегда нравилось актёрское мастерство, но это очень сложно и я, всё-таки думаю, что актёра во мне не так много, как перформатора или дизайнера. В любом случае, это был бы зрелищный вид искусства, потому что во мне есть энергия, которую нужно куда-то выплёскивать. Мне подходит активное занятие, возможно спорт, ведь это тоже творчество. Но тут, опять же, есть этот момент состязания. Ещё я занимался балетом и думаю, что если б не прекратил занятия, когда вернулся в Киев, мог добиться хороших результатов, так как подавал большие надежды.

Jean Gritsfeldt

SI: Как вы справляетесь с ленью?

Жан: Это скорее внутренняя работа. Ты делаешь над собой усилия, потому что понимаешь, что если это не сделаешь ты, то не сделает никто. Наверное, это можно назвать чувством ответственности, а сейчас никто не хочет брать ответственность на себя. Сейчас мне уже не хватает сил, чтобы делать всё самому, поэтому я занимаюсь поиском людей. Это очень тяжело, ведь хочется найти команду, с которой будешь работать вечно. Не хочется постоянной смены лиц, ведь ты к ним привыкаешь, доверяешь им, делишься чем-то, а потом они тебя бросают.

У меня был случай, когда я очень долго общался с человеком ещё с момента, когда он ничего не умел. Мы вместе развивались, я с ним делился знаниями и опытом, воспитывал его, он вырос и решил, что уже может всё сам и я ему больше не нужен. Из-за этого случился разлом в отношениях, и меня постигло огромное разочарование. Из-за этого у меня была затяжная депрессия. Люди, которые тобой восторгаются и превозносят тебя, не будут рядом, когда тебе грустно. Ты никому не нужен, когда тебе плохо, ты не красив, слаб и не успешен. А люди, любящие тебя, не смотря не на что, и являются наибольшей ценностью. Именно с ними я бы и хотел работать. А пока мне помогают старые друзья, с которыми я занимался в театре «Чёрный квадрат».

SI: Как вы любите отдыхать?

Жан: Я очень люблю море и воду. Но сейчас нет возможности уезжать постоянно, поэтому я просто меняю вид деятельности. Так получилось, что в течении этого года сначала был шоу рум в Париже, потом Москва, всё это просто в сумасшедшем темпе. Я постоянно находился в стрессе, всё это очень сложно психологически и физически. Прошло 2 показа и я увидел, что потерял 5 килограммов.

Жан Грицфельдт

SI: Впереди Новый Год. Как планируете его провести?

Жан: Новый Год, почему-то, не будит во мне никаких эмоций. Когда все празднуют, я ухожу на дно. Я обожал момент, когда у меня была собака, и мы выходили 1-ого января в 8 утра свеженькие на прогулку. Весь город в это время мёртв, и ты идёшь по улицам, усыпанным конфетти и серпантином. Вот в такие моменты я, по-настоящему, отдыхаю.

Возможно, в этот Новый Год я буду где-то играть, сейчас у меня уже есть гастроли на декабрь в Москву и Санкт-Петербург. Я очень рад, что диджеинг сейчас даёт мне возможность путешествовать. Меня впервые пригласили играть в одно и то же место повторно с таким коротким сроком. При том, что когда я играл там первый раз, то ещё не совсем понимал направленность заведения. Я начал ставить музыку и понял, что она не совсем подходит, тогда я быстро активизировался и начал по чуть-чуть менять её. После этого ко мне подошёл администратор и сказал: «Вот это то, что нужно. Спасибо вам большое».

Mood:

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии