Девушка, чей голос завораживает, а музыка переносит на берег океана. Она даёт концерты по всему миру, её треки крутят на KCRW. Мы поговорили с Софи Вилли о начале её музыкальной карьеры, спортивных успехах, путешествиях в Штаты и работе с мировыми знаменитостями. Насладиться в Киеве творчеством Софи можно будет уже 5-го декабря в клубе Атлас.

SI: В Украине вас называют «украино-грузинской певицей». Расскажите о ваших корнях.

Софи: Моя мама из Украины, а папа — грузин. Поэтому  правильнее называть меня «грузинской» или «грузино-украинской певицей». Я родилась и до 18 лет прожила в Грузии, так что, вряд ли, меня можно воспринимать украинкой.

SI: Как и когда вы начали заниматься музыкой?

Софи: Все мое детство связано с музыкой:  папа играл на гитаре The Beatles, Rolling Stones, Макаревича, БГ… Эти песни и были моими колыбельными. В три года я начала пытаться играть на фортепиано, а  в  5 лет родители решили отдать меня в десятилетку при консерватории. Вот так и начала постигать музыку, была хорошей пианисткой, подающей большие надежды. Но, спустя 4 года, решила прекратить учебу. Устала заниматься по 6-7 часов в день.

Позже в моей жизни появилась гитара. Вначале я просто имитировала игру, а потом меня это, по-настоящему, захватило. Начала играть сама, без занятий в музыкальной школе.  Каким-то базовым аккордам обучил отец, а каким-то его друзья-музыканты.

Sophie Villy

SI: Расскажите о своих спортивных успехах. Как вам удалось совместить их с занятиями музыкой?

Софи: В моей жизни всё происходит поэтапно. После того, как я оставила музыкальную школу – переключилась на спорт. Очень близкий друг нашей семьи был главным тренером сборной Грузии по прыжкам в воду, и еще в пятилетнем возрасте я несколько раз ходила на его занятия. Тогда, признаться, мне ближе была музыка, к тому же, я ещё посещала уроки балета. Со временем узнала, что команда начала активно ездить по Европе. А у меня всегда было желание увидеть мир, да и немецкий к тому времени я уже хорошо знала, поэтому нужна была практика. Это был отличный стимул! За полгода я поставила программу и в 2002 году стала чемпионкой Европы по прыжкам в воду в Страсбурге.

SI: Когда вы поняли, что ваше призвание — музыка?

Софи: По образованию я — менеджер по туризму, но подобная работа, определённо, не для меня. Мне тяжело постоянно сидеть на месте. А осознание того, что буду заниматься исключительно музыкой, пришло после травмы колена. Тренироваться становилось всё сложнее, и я не могла полноценно готовиться к Олимпиаде. У меня уже были собственные песни, но я еще не решалась исполнять их на публике. И как раз в это время  из Греции в Тбилиси вернулся гитарист Иракли Метревели — друг моего отца. Папа нас познакомил, и мы так загорелись совместной работой, что за три дня подготовили 20 каверов на работы моих любимых артистов: Susan Vega, Morcheeba, B.B.King, Ray Charles.

SI: Помните ли вы свой первый музыкальный инструмент? 

Софи: Конечно, помню. Моим первым инструментом была папина акустическая гитара Ibanez, которую он мне и  подарил. А сейчас мой любимый инструмент — чёрная электро гитара Silvertone Jupiter. Ей уже 53 и ее мне подарили в Нью-Йорке.

SI: Кто в детстве были вашими кумирами, и как с возрастом менялся музыкальный вкус?

Софи: Когда я была совсем маленькой 4-летней девочкой, мы с папой часто слушали The Beatles и The Cure. Это музыка и сейчас ассоциируется у меня с детством: мне все так нравилось, что  я запоминала мелодию, не понимая, о чём поют. Следующим музыкальным потрясением стала Morcheeba. Я услышала их диск, когда мне было около десяти. Спустя годы в Москве, на концерте группы, Skye Edwards увидела, как я стою в первом ряду и пою все их песни, и пригласила меня на сцену. Это был настоящий взрыв эмоций.

Позже начала слушать Coldplay, Travis, Cardigans, Radiohead, Portishead. Что касается грузинской музыки —  я очень любила композиции к кинофильмам композитора Гия Канчели.

SI: Кого из современных грузинских исполнителей вы можете назвать?

Софи: В Грузии очень много хороших артистов, но им приходится тяжело. Я бы отметила Gacha, Chiсho, sTia, Z for Zulu.

Sophie Villy

SI: У вас прекрасный английский язык. Где вы учились? 

Софи: Училась самостоятельно. Сначала на песнях, потом начала внимательно читать и разбирать каждое слово в сонг-буках, и всего лишь пару месяцев походила к преподавательнице по грамматике.

SI: Ваши песни сразу рождаются на английском?

 Софи: Да, как-то сразу. Не перевожу.

SI: Пишете ли вы песни на грузинском?

Софи: У меня есть некоторые стихи и зарисовки на грузинском языке, но они пока не превращаются во что-то целостное. До сих пор думаю о том, как превратить их в песни. Но грузинский язык я использую вкраплениями в своих текстах.

SI: Какая была ваша первая авторская песня? 

Софи: Это была зарисовка к песне «Little things», когда мне было 14. Она вошла в мой первый альбом «Motherfish».

SI: Помните ли вы свой первый концерт?

Софи: Конечно, помню. Это было в Тбилиси.  Мы выступали с гитаристом в одном маленьком клубе, мне было 16 лет. Очень волновалась… Я и сейчас люблю выступать в таких клубах, там всё гораздо интимнее.

Sophie Villy

SI: Расскажите о своей группе? Как она сформировалась?

Софи: Моим первым музыкальным проектом была группа «Backstage», которую мы создали в Киеве с другом. Это были приглашенные сессионные музыканты для выступлений. Но группа быстро распалась, и я какое-то время пробовала искать других музыкантов.

А в 2011 – ом,  во время поездки в Грузию, я встретилась со своими старыми друзьями и  нынешним басистом Леваном. Мы начали играть экспериментировать, после чего записали нашу первую пластинку. Она получилась очень спонтанной. Мы выбрали 11 песен и записали весь материал всего за 5 дней.

Сейчас постоянный состав группы выглядит так: барабанщик Дмитрий Зинченко из Харькова, гитарист Стас Кононов (тоже живет в Харькове, играет с Сергеем Бабкиным) и басист из Тбилиси Леван Микаберидзе. На концерты в Киеве мы также приглашаем  Дениса Аду (труба), Фиму Чупахина (клавиши) и Анечку Зеленскую (виолончель).

SI: Всегда ли вам удаётся гастролировать полным составом? 

Софи: К сожалению, нет. Поэтому часто приходится искать местных музыкантов. Например, в Нью-Йорке, куда мы не смогли поехать всей группой, мне для выступления удалось найти музыкантов за 1 день.

Софи Вилли

SI: В Лос-Анджелесе вы выступали с Омаром Торресом, гитаристом легендарного Тома Уэйтса. Как состоялось ваше знакомство?

Софи: Всё началось со знакомства с его женой через фэйсбук. Она тоже грузинка. Когда я приехала в Лос-Анджелес, они предложили остановиться у них. Более того, Омар выразил желание поддержать меня, и так мы отыграли концерт. Мне очень повезло, в мою жизнь всегда приходят интересные люди. Причем  сами.

SI: Как ваши записи попали на KCRW?

Софи: Я давно знала о существовании этой радиостанции, но даже понятия не имела, что попасть туда настолько престижно и сложно. Обычно стратегия выстраивается так: ты нанимаешь человека Radio superviser, платишь ему деньги, и он сначала пытается распространить твои записи на радиостанциях колледжей. Нам же сразу удалось попасть прямо на KCRW. А было это так: я услышала в эфире программу, написала её ведущему и уже через 2 часа он мне ответил. Я отправила ему песню  «Position» —  он пришёл в полный восторг и предложил мне поставить её в своём шоу. После этого трек подхватил очень известный ди-джей Крис Дуридaс, а потом и Энн Лит. Так композиция дошла до программного директора KCRW и попала в ротацию.

SI: Есть ли у вас продюсер?

Софи: Нет. Самой справляться становится всё сложнее. В Украине и в Грузии есть люди, которые помогают мне с организационными вопросами, а в Америке моими контактами занимается менеджер.

SI: На каких фестивалях вы уже выступали?

Софи: Первыми был российский фестиваль «Дикая мята» и грузинский фолковый фестиваль «Арт- гени». В 2012-м я выступала на джаз фестивале в Коктебеле, потом в Америке, во Флориде, на «Fall arts festival». Это очень интересная ярмарка для художников и людей, занимающихся хэндмейдом. Меня пригласили сыграть  соло часовой сет. Было очень здорово! Открытая площадка, вокруг воздух, океан, песок, а во время выступления ко мне на сцену прилетели чайки.

Далее поехала в Нью-Йорк, без определенных планов. У меня была жуткая акклиматизация, температура… Но я понимала, что необходимо хоть что-то успеть сделать, а  времени очень мало. Тогда я взяла гитару, карту и начала ходить в разные клубы на open mic (формат, где любой желающий может выступить на сцене). После двух выступлений меня пригласили в «The Bitter End» — самый легендарный рок-н-ролл клуб Нью-Йорка, известный уже более 50 лет. Но, к сожалению, не сложилось…. Моему выступлению помешал ураган Сэнди, оставивший весь Манхэттен без света. Однако во вторую поездку мне, всё-таки, удалось там выступить. Атмосфера в клубе просто невероятная и абсолютно неважно, сколько людей в зале.  Заряжает уже сознание того, что на этой сцене играли Боб Дилан, Стиви Уандер, Патти Смит, Этта Джеймс, Вуди Аллен. Владельцы «The Bitter End» умышленно не делают ремонт, оставляя все в аутентичном виде: со старыми плакатами и фотографиями Дилана.

Софи Вилли

SI: Думали ли вы когда-нибудь о переезде в Штаты?

Софи: Я бы точно не хотела жить в Лос-Анджелесе, а вот в Нью-Йорке — да. Здесь я нашла себя, я могу общаться с ними на одном языке и быть  своей, но в какой-то момент становится одиноко. Но Нью-Йорк, к сожалению, слишком далеко. 

Безусловно, в Штатах есть как огромные возможности, так и свои сложности. Например, ты понимаешь, что человек, который называет себя «другом», не всегда приедет к тебе на помощь в час ночи только потому, что это уже не рабочее время, а его личное. В Грузии же, где я росла, дружба длится 24 часа в сутки!

SI: Насколько сильно отличается украинская и западная музыкальная индустрия?

Софи: Очень отличается. Во-первых, в Америке есть культура клубов. Там даже в обычной забегаловке стоит хороший пульт и система, работает свой звукорежиссёр. В Украине ограниченное количество подобных клубов и крайне мало мест с хорошим звуком.

Относительно артистов, — не могу сказать, что американским музыкантам присущ особый индивидуализм. В плане новаторства мне  более симпатичны исполнители с Ирландии, Исландии и Канады. В Британии тоже есть хорошие артисты, но, хотя мне и посчастливилось побывать на многих концертах, я не была особо кем-то поражена.

Я неоднократно слышала: «Там очень сложно пробиться, кому ты нужна со своими песнями на английском?  Думай, как это сделать здесь. Начни петь на русском и украинском языках!». А я всего лишь делаю то, что люблю, что идет из моей души. Я сама пишу песни. Будь всё по-другому,  давно могла бы стать намного известней. Но зачем? Я знаю к чему стремиться. Предпочитаю делать это медленно и уверенно, не распыляясь по мелочам. Мне бы очень не хотелось стать одной из тех, кому успех резко свалился на голову и не знать, как быть и что делать дальше.

Что касается публики, то в Америке она тоже отличается: есть, конечно, и «пластиковые улыбки», но, в основном, если музыка нравится – люди вслушиваются в содержание песен и сидят до конца выступления. Более того, в Штатах нас часто спрашивают о ситуации в Грузии и Украине. Очень приятно, что люди интересуются происходящим,  переживают за нас.

SI: Вы были на фестивале SXSW в Техасе. Кого открыли для себя?  

Софи: В этом году на фестивале я была обычным зрителем.  К сожалению, мне не удалось выступить, так как регистрироваться на SXSW надо было ещё за шесть месяцев. Открытием для меня стали канадцы Calvin Love и The Bright Lights Social Hour из Техаса. А вот от своих любимых Coldplay я ожидала большего.

SI: Расскажите о вашем выступлении на открытии шоу Анны Кэлви?

Софи: Это была первая совместная поездка нашей группы, мы очень волновались. Перед концертом нас предупредили, что если на разогреве будет мало людей — ничего страшного и чтоб мы не волновались. Многие приходят уже на главный концерт. Но когда мы вышли на сцену и увидели полный зал, то были приятно удивлены. Публика в Будапеште отличная! Вначале присматривалась, прислушивалась, а потом, по-настоящему, прониклась. А ещё зрители очень бурно реагировали, когда я сказала, что мы приехали с Киева.

Софи Вилли

SI: Как появилось название вашего второго альбома «Dress»?

Софи: Dress — это всё, что нас окружает. В песне «Who» есть такие слова: «Dressed in myself, I walk, I walk, I walk». Именно эта композиция и определила название альбома, так как она больше всего отображает моё душевное состояние.

Я нахожусь сама в себе. Это мое естественное состояние.  Мою душу укутывает  тело, а тело  — укутывает всё, что находится вокруг меня. 

SI: Основные темы ваших песен — социальные. Пишите ли вы о любви?

Софи: Я считаю, что в мире существует очень много важных вещей, о которых сейчас не часто говорят и пишут.  В данный момент я нахожу вдохновение в  грузинском фолке, в старых поэтах и писателях. Песня «Position», например, — получилась социальной, так как создавалась в 2010 году, когда в Грузии происходили страшные события. А вот песни «Dude» и «Watching» —  уже о личном.

Придерживаюсь мнения, что личная жизнь должна оставаться закрытой, и о ней не следует говорить в песнях. Возможно, когда – то  мне захочется поделиться своим личным со всеми. Но не сейчас.

SI: В какой обстановке лучше слушать ваш альбом «Dress»?

 Софи: Наверное, его нужно слушать наедине со своими мыслями, когда хочется что – то понять, осмыслить. Скажем, у моря. Или в машине, когда за окном постоянно меняется картинка — в этом есть свой ритм и динамика. Получается что-то вроде собственного кино. Сейчас я работаю с американской компанией, которая продаёт музыку для кинофильмов. Они сами предложили сотрудничество, определив мою музыку как более кинематографичную. А в декабре выходит фильм «Lost In Escapade», где звучит моя музыка.

SI: На концерте в Киеве вы задавали зрителям вопрос: «Are U free?». Чувствуете ли вы себя свободной?

Софи: Да, я определённо чувствую себя free.

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Ольга Иванова

Одежда: Lara Quint

Макияж: Елена Вавулова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии