Дизайнерские стулья Object No стремительно завоёвывают интерес среди своих соотечественников. Качественный материал и авторский дизайн приучают украинского потребителя к тому, что украинское производство может быть синонимом качества.

Мы предлагаем вашему вниманию интервью для Style Insider, в котором создатели Object No Владимир Вештак и Анастасия Архипенко признаются в краже советской мебели, рассказывают о своём любимом деле и лютой ненависти к ДСП.

SI: Итак, начнем с главного. Расскажите, почему вы выбрали не простой путь самостоятельного производства?

Object No: Своё делать интересно. Изначально у нас была идея открыть собственный магазин с дизайнерскими предметами. Но хорошо поразмыслив, мы пришли к выводу, что собственное производство даёт возможность погрузиться в детали и аспекты предметного дизайна, невидимые обычному человеку-пользователю. Когда я начал этим заниматься, сразу же стал замечать нюансы, благодаря которым дизайнер хотел донести свою мысль — такие невидимые послания. Становится понятно, чем этот предмет ценен и в чём его изюминка. Тем не менее, с идеей своего магазина мы не расстаёмся, скорее это входит в наш долгосрочный план.

Object No

SI: Почему именно стул?

Object No: Потому что это дизайнерское клише. Когда речь идет о предметном дизайне, почему-то, первое что приходит в голову — стул. Стулья делали практически все архитекторы и дизайнеры. С него всё начинается.

SI: На чьем стуле хотелось бы посидеть?

Object No: Zig Zag CHAIR Геррита Ритвельда. Мебельщик по образованию, он был одним из основателей модернистского движения в Голландии. Чарльз Имс, создавший невероятное количество классических современных стульев, которые сейчас считаются стандартом того, что должно быть в современном интерьере. Фрэнк Райт в мебели мне не сильно нравится, в отличии от  Марселя Броера, сделавшего первые стулья из гнутых металлических труб, именно с расчетом на промышленное производство. Он был одним из первых, кто перенёс производство предметного дизайна из маленьких мастерских на большие фабрики в 10-20-ые годы прошлого века. Это случилось как раз в начале движения Bauhaus. Потрясающий стул Барселона 1929, Людвига Мис ван дер Роэ, с него бы просто не вставал.

Что касается советского дизайна, то он, к сожалению, в большей степени безымянный, поскольку это не подавалось как дизайнерская работа. Если встречаю что-то интересное, сразу пытаюсь приобрести или украсть себе в коллекцию (или выменять), незаметно одолжить навсегда. У нас существовали конструкторские бюро, в то время профессия называлась «художник- конструктор». Мастера, мало того, что перебирали иностранные образцы, но и создавали много своего интересного. Это целая область для исследований — советский предметный дизайн. Это самобытная советская школа, она тоже безусловно сформирована и её можно проследить, если задаться такой целью.

Object No

SI: Есть ли у вас конкуренция на рынке или люди, которые работают в похожем направлении?

Object No: Да, такие люди, к счастью, есть и мы не первые, кто начал этим заниматься. Есть очень много людей, начавших это делать до нас. Но я бы не называл это конкуренцией на рынке, потому что рынка, как такового, нет, он только формируется. Это можно сравнить с  огромным полем, на котором пока  есть пять ягодок, раскиданных  по всему полю, и они друг друга знают. Да, можно сказать, что есть конкуренция, но по-настоящему её и нет. Для её появления это поле должно быть прилично засыпано.

SI: Как думаете, что для этого нужно?

Object No: Во-первых, понимание покупателя, что существует украинский дизайн. Для меня это простой фактор: жители Украины должны увидеть и осознать, что существуют хорошие вещи, сделанные в Украине, украинскими дизайнерами, которые стоят соответствующие деньги и это не аномалия. Сейчас восприятие примерно следующее: украинское – плохое, если оно украинское, то почему оно дорогое? Как будто у нас дешевле дерево, или гораздо ниже оплата труда и производственные процессы.

Бытует мнение, что чем сложнее и витиеватее дизайн, тем больше за него можно отдать. Со временем сформируется любовь к современному дизайну и восприимчивость к чему-то другому. И мы к этому готовы. Вторым шагом будет принятие того факта, что современный дизайн может быть сделан в Украине, и это не клеймо плохого качества и низкой цены.

Object No

SI:  А что такое украинский дизайн?

Object No: Я не говорю о каких-то его национальных чертах, я имею ввиду то, что этот дизайн создан жителями Украины, в украинских мастерских. Хотя сейчас сложно говорить. Такие понятие как «скандинавский» или «японский дизайн» уже устарело. Подобное стирание границ произошло за последние 20 лет, с появлением Facebook или Behance. Произошёл перелом, после которого, говорить о национальном дизайне уже не придется.

SI: Осталась ли какая-либо самобытность или она утеряна?

Object No: Я считаю, что она практически полностью утеряна.

SI:  Считаете ли вы, что мы заведомо избегаем этой самобытности?

Object No: Я бы сказал, что мы хотим всё лучшее, поэтому не ориентируемся на то, что это, например, производство Америки или Италии. Мы, как дизайнеры, просто хотим сделать максимально хорошо и вписать свой дизайн в современную эстетику. В связи с этим, создаётся такой глобалистический, интернациональный стиль, и слово сочетание «интернациональный стиль» становится нарицательным, такая формулировка уже применима. Мы наблюдаем друг за другом, соответственно дизайнер уже варится не в “собственном соку”, дизайне своего города, а всего мира. И это неизбежно. Для меня же, это скорее негативный показатель.

Конечно, была прелесть в тех временах, когда можно различить дизайн по национальным признакам. К примеру, смотришь и понимаешь, что вот это сделали датчане, потому что цветное и круглое. Или скандинавы, потому что выполнено из дерева, выкрашено прозрачным лаком, имеет простые формы, а это японский дизайн, в силу асимметричных форм и т.д. На данном этапе, категория национального дизайна ушла в прошлое и нужно перестать её использовать.

Object No

SI: Что происходит, когда рынок переполнен более или менее похожими товарами?

Object No: Я думаю, это равность возможностей между всеми участниками. Рынок уже давно мог бы переполниться одинаковыми вещами. Тем не менее, каждый день, опять таки, заходя в социальную сеть, в которой люди делятся своими находками и дизайном, можешь чему-то удивиться.

Полистав тот же Pinterest, раз за день ты чему-нибудь удивишься. Кто-то в старом нашел что-то новое, и ты думаешь: «боже, почему я до этого не додумался, это же так просто».

SI: Что из последнего вас удивило?

Object No: Раскладной стул, который мы видели на Pinterest. Он раскладывался очень необычным способом, это меня поразило. Чаще всего это удивление, например в дизайне, связано с формами, механизмами движения, или новым использованием материалов. Мобильность и адаптивность — две важные составляющие современного дизайна. Не совсем верно утверждать,  что это что-то новое, если говорить про мобильность и трансформацию. Таковой мебель была начиная с 20-30-х годов. Я бы сказал, что сейчас дизайн стал более выполнимым. Раньше нужно было потратить невероятное количество времени на чертежи и расчеты, поиск или заказ особенной фурнитуры, многие моменты производства были очень сложны. Надо было или создавать собственную мастерскую, или находить под каждую деталь сложное производство. Мало кто хотел браться за это в маленьких масштабах.

В наше время, существует огромное количество станков с компьютерным управлением. Их можно найти практически в каждом подвале города Киева. Любая деталь начерченная в AutoCAD, может быть, с такой же лёгкостью, произведена. Конечно, есть нюансы с ручной обработкой, сборкой и покраской, но то, что создавать предметы стало доступнее, это абсолютный факт и основная черта современного дизайна.

Такой стремительный рост возможностей очень сильно влияет на итоговое качество продукта. Но всё же, плохое можно отличить от хорошего, на это невозможно повлиять. Людей невозможно заставить полюбить стулья с плохими пропорциями  или неудобной посадкой, всё равно будут выигрывать модели, созданные профессионально. Под этим словом я имею ввиду не образование человека, который его произвёл, а качество этого предмета по всем его характеристикам: эстетики, удобства, эргономики, адекватности современным тенденциям и времени, экологичности. Лучшее всегда будет выигрывать у худшего. Появилось скорее равноправие, когда попробовать может каждый, а выигрывает все равно хорошее.

Object No

SI: Чем для вас является качество?

Object No: То что мы делаем сейчас, это наши первые попытки, и мы далеко не всегда ими довольны. Это как параллельный процесс образования. Глядя на то, что мы делали месяц назад, мы бы сказали, что сейчас уже сделаем по-другому, лучше.

Что касается того, что я не приемлю, это в первую очередь «нечестность» дизайна. Она проявляется в материалах. При современных технологиях, используются материалы, которые проще в обработке, дешевле, устойчивее, но при этом, этот материал может быть не “честным”. Я, например, лютой ненавистью ненавижу ДВП, ДСП и МДФ, я бы запретил их использование. Да, в  этих материалах много достоинств, но для меня, как для предметного дизайнера, использование этих материалов абсолютно неприемлемо. Потому что есть дерево, есть сталь, есть стекло, бетон, керамика — материалы в своём чистом, первозданном виде. Конечно, мы много используем фанеры, но этот материал является исключением, и про него можно отдельно рассказывать.

Имитация плитки под камень, пенопластовая лепка — это ужасно и в полной мере отражает современный мир и нивелирование ценностей. Теперь не надо покупать дорогое дерево, зачем? Можно купить МДФ и напечатать на нем то дерево, которое ты хочешь, можно вообще придумать новый сорт дерева.

Мне это видится неправильным, нечестным. У каждой вещи должна быть своя цена, и она должна формироваться, исходя из тех материалов, которые дизайнер подобрал конкретно для этой модели, решил, что в ней уместно: дуб или сосна. При современных возможностях, даже профессионалу иногда сложно отличить дерево от печати.

«Честность» материала и «честность» самого дизайна — наши основные критерии. Существуют вещи, на которые ты смотришь и думаешь — вот стул, сделанный так, что понимаешь, что на нём удобно сидеть, и каждая линия говорит тебе об этом: наклон спинки, длина подлокотника, длина сидушки, материал, из которого он изготовлен. В таком предмете нет ничего лишнего, деталей, которые тебе не понадобятся. Порой бывает так, что люди не могут придумать что-то новое и берут старое, изменяя его не в лучшую сторону, или просто занимаются украшательством.

Как сказал Дитер Рамс: «Лучший дизайн там, где нет дизайна».

Создание предмета из тех деталей и материалов, которые выполняют конкретную функцию, сохраняя заданную эстетику, как по мне, и есть критерий оптимального дизайна.

Object No

SI: Как вы добиваетесь удобства?

Object No: Мы начинаем проектирование с норм эргономики. На это накладываются наши желания по дизайну и эстетике. Когда эти два момента пересекаются, получается что-то среднее, а после этого идёт доработка по своим собственным ощущениям. Мягче, твёрже, происходит работа с линиями.

 SI: Что из украинского дизайна вы покупаете, чем пользуетесь?

Object No: В основном это одежда: Vhlam, Syndicate. Они делают интересные вещи, кстати, сотрудничают с хорошим украинским художником-иллюстратором – Максимом Андрусевым, нашим другом. Для меня, пока что, рынок украинских товаров, где есть, из чего выбрать, и что  адекватно по цене и качеству – это, скорее всего, одежда. Промышленный дизайн на своих самых ранних этапах зарождения. Начали делать стулья, лампы, столы. Но это всего лишь малая толика тех тысяч предметов, которыми человек пользуется каждый день. Я пока не видел ни одного украинского дизайна зубной щетки. Наша дальнейшая и основная цель –  создание не только мебели, но и создание красивых вещей, которые окружают человека.

SI: Где вы обедаете, любите проводить время?

В последнее время очень любим, уже родной, “Кофе тут”.  С самого начала, с тех пор, как мы стали с ними работать. Если нужно быстро перекусить — Burger farm. Любим дома время проводить.

Object No: Расскажите про ваше жильё, как выглядит, является ли отражением того, что вы делаете?

Абсолютно является. Кстати, для нас это первое поле серьезных экспериментов в интерьере, с использованием новых материалов и изготовлением конкретных вещей.

SI: Что было первым?

Object No: Первым было то, что я год убеждал Настю в том, что нужно снести перегородку между кухней и спальней, и объединить их в одно пространство. Эта идея воспринималась как абсолютная ересь. По сути, мы создавали интерьер нашего жилья в тот момент, когда не очень активно занимались дизайном. Каждого нового решения мы отчасти боялись, поскольку не знали, что получится в итоге. Каждый шаг был экспериментом. Сейчас это кажется таким банальным: черный цвет паркета, бетонный пол и столешница на кухне. Но в тот момент для нас это было ново. Четыре года назад подобное было мало принято, но в итоге мы добились своего. Кирпичную стену разве что не сделали. Но потом эту идею реализовали в офисе, поборов огромное  сопротивление со стороны близких. Офис был продолжением истории с жилым пространством, но это уже было пространство для работы. Делать какой либо ремонт вместе это уже испытание, главное с легкостью принимать новые идеи и не бояться экспериментов.

Object No

SI: Как вам пришла идея создания рюкзаков?

Object No: Рюкзак, по-настоящему, был первой нашей идеей. Я помню, когда мы были в Берлине, к нам пришла идея создать свою компанию по производству вещей. Но сделать это когда-нибудь в будущем, когда вырастим и уже точно заработаем много денег, эдакая идея напоследок. В итоге всё перевернулось, и это стало нашим основным видом деятельности.

Тогда мы впервые подумали: а круто было бы сделать вот такой рюкзак. Мы не претендуем на какой-то шокирующий и революционный дизайн, но просто проявилась такая идея — сделать непромокаемый рюкзак из таких материалов, в таких цветах, без лишних деталей.

Поскольку изначально нашей идеей было создавать не мебель, а различные вещи, рюкзак — это первая не мебель, которую мы создали. По сути, это только начало, планируем еще много чего: кошельки, блокноты, сумки через плечо. Мы надеемся, что однажды сделаем свой велосипед, самокат, машину, лодку. Главное, чтобы у нас появилась идея того, как это должно выглядеть.

SI: Осталась ли у вас амбиция открыть свой магазин?

Object No: Мы часто думаем над этим вопросом. Я считаю, что это очень хорошо. Не с точки зрения коммерции, а с точки зрения стиля и имиджа. Пространство магазина знакомило бы потребителя с товарами украинского производства, украинского дизайна в Украине. Социальные сети не до конца справляются с этой функцией.

SI: Планируется ли что-то масштабное или сейчас фокус в основном на предметный дизайн?

Object No: Да, сейчас на стадии завершения House №1 by Object №. Это наш проект дома, сделанный по индивидуальному заказу. Если ты занимаешься дизайном, то у тебя должно быть видение того, как все должно быть устроено, поэтому мы также занимаемся архитектурой и дизайном интерьеров.

Этот проект является иллюстрацией нашего видения дома. Начиная от планировки, формы, размера комнат, заканчивая стульями и столами. От начала и до конца, это дом спроектирован нами. Приятно, когда люди обращаются к профессионалу в этой отрасли, и открыты к любым экспериментам со своим жилым пространством.

Автор статьи: Алина Глотова

Фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии