В те годы, когда поцелуи на экране я находила бессмысленным слюнявым предприятием, то есть задолго до знакомства с концепцией соблазна, мне все же мучительно хотелось скорей-быстрей на легальных основаниях красить губы помадой и носить туфли на каблуках. Желание это было невыносимым, мучительным, и мне никак не описать его точнее, чем «очень хотелось поиграть в Тётю». Ничто в кино не напоминает мне о том детском трепете перед куском цветного воска и палками на пятках сандалий так живо, как благоговение, с которым относятся к женскому началу режиссеры-гомосексуалы вообще, и Франсуа Озон в частности. Мужчина надевает платье. За ним с интересом наблюдает младенец. Недосягаемый эталон толерантности. 

Облачиться в женский туалет героя Ромена Дюриса подталкивает смерть жены. Оправдываясь перед случайно застигнувшей его врасплох подругой покойной супруги, он мотивирует свой травести-этюд необходимостью крошечной дочери в женском присутствии. В последствии оказывается, что сам Давид нуждается в Вирджинии (так величают заговорщики его женское альтер эго) не меньше малышки, а его откровение становится триггером для целого каскада причудливых открытий и гендерных рокировок обоих героев.

414376

 “Новая подружка”, Франсуа Озон, 2014

Такого восторженного смакования, с которым Давид-Вирджиния выбражает в пенюаре, изламывает кисть и натягивает бодистокинг, я не припомню ни у одной знакомой биологической женщины, ни в жизни, ни на экране. Невольно задумаешься: раз «дамы по праву крови» так пресытились этой причудливой игрой в женщину, почему бы не позволить поиграться «дамам по зову сердца»? Если на чистоту, скольким из вас пришлось сейчас загуглить «бодистокинг»? Кстати настоящий Ромен Дюрис появился на премьере картины с артефактом маскулинности – выхоленной кустистой бородой.

Romain-Duris-l-homme-fatal_article_landscape_pm_v8

Ромен Дюрис для «Paris Match», 9 октября 2014

Смотреть «Новую подружку», значит постоянно промахиваться с внутренним автокорректом. Мужчина хочет быть женщиной, чтобы не быть мужчиной? Нет. Чтобы любить мужчин? Нет. Женщина хочет быть с мужчиной? Нет. Женщина хочет быть с женщиной? Да нет же! Женщина хочет быть с мужчиной, который хочет быть женщиной, не для того чтобы не быть мужчиной, не для того чтобы любить мужчин… “А чертяка вас разберет!” – воскликнет зритель, – “Будьте уже все счастливы, кем бы вы ни были!”. Или по крайней мере такая реакция видится Озону, выпустившему картину в разгар правоконсервативных манифестаций против принятого во Франции накануне закона о гей-браках. Взывая минимум к безразличию, максимум к пониманию.

Чем причудливее гендерные координаты героев, чем более непредсказуема природа их влечений к друг другу, тем незатейливее окружающий их киномирок. Тем слаще интонация повествования, привычно для Озона, замешанная на стилизированной сентиментальности. Густо припудренная самоиронией, правда, становится фарсом. И тут уж пойди разберись, где Озон шутит, а где грустит всерьез. 

145107

Кадр со съемок. “Новая подружка”, Франсуа Озон, 2014

Пожалуй, самой объемной и живой в фильме выглядит сцена в баре, где пары всех гендерных комбинаций в едином порыве светлой грусти внемлют и приторной и прекрасной песне травести-дивы. Не так ли выглядит озоновское будущее? Разрушая традиционную семью в «5х2», хороня ее в «Подружке», режиссер все же не делает посягательств на ее эмоциональную подоплеку. Новым и свободным, героям так же несвободно без затертых до пошлости доверия, заботы и любви.

Киногерои мрут от дорожно-транспортных происшествий не реже чем от рака. Сбить персонажа машиной, — обычно значит намекнуть на киноязыке: «Жизнь слишком коротка чтобы…». Одни люди мешают играть другим: разжигают войну против нежлающих разделить с ними надпись в графе «национальность», поджигают здание, полное несолидарных в представлении о том, с кем ложиться в постель. Другие люди находят свою любимую игру и играют в удовольствие.

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии