Мария одна из тех немногих, которых называют «интеллектуальной балериной». Ее танец на сцене наполненный, ее роли прожитые, а ее грация и красивые линии являются ярким примером для воспитания эстетического вкуса у зрителей. Мария родилась в Питере, но ее детство и юность прошли в Киеве, где она получила базу для дальнейшего развития в профессии. Станцевать Белого лебедя, блистать на мировых сценах, получать награды на конкурсах либо позировать Патрику Демаршелье кажется для нее легкой задачей, но, несомненно, за этим стоит ежедневный труд. Маша — яркая личность, в которой сочетаются красота, ум и талант. Знакомьтесь, инсайдер балетного мира Мария Семеняченко.

SI: Спасибо Мария, что нашла время для Style Insider и смогла поговорить с нами. Всем известно, что жизнь танцора это постоянные репетиции и гастроли, а на отдых совсем нет времени. Как ты справляешься с таким графиком?

Мария: Да, жизнь артиста балета нелегка. Но очень насыщена и интересна. Репетиции и гастроли — неотъемлемая часть нашей жизни. Мы работаем, точнее творим, с одним выходным в неделю — понедельником. Иногда устаешь настолько сильно, что сил хватает добраться только до кровати. Но каждый выход на сцену дает массу эмоций и сил. Обмен энергией со зрителями —  это наша батарейка. Очень приятно, когда танцуешь, слышать реакцию зала, которая проявляется в аплодисментах.

Мария Семеняченко

SI: Мы знаем, что недавно ты вернулась из Нью-Йорка, расскажи что ты там делала?

Мария: Да, летом, во время отпуска меня позвали на съемку в Нью-Йорк. Позвала всемирно известная компания Bloch, мировой производитель одежды и обуви для танца. У меня было 2 съемочных дня по 10 часов. Мы отсняли рекламу и каталог новой коллекции купальников и тренировочной одежды. Я люблю такие проекты, новые люди —  новые эмоции и, практически всегда, положительные.

Маша Семеняченко

SI: Тебя не редко можно встретить на страницах Vogue в разных странах, ты участвуешь в показах известных дизайнеров и снимаешься в лукбуках, тебя снимал сам Патрик Демаршелье в рекламе часов Chanel. Расскажи, как работать с такими метрами?

Мария: Я обожаю балет, люблю танец, музыку. Я люблю театр. Но всем нам хочется большего или чего-то нового, интересного. Я никогда не мечтала и не думала о карьере модели, но так складывалась жизнь, что меня не редко приглашали на съемки. В 2012 году главный редактор Vogue Виктория Давыдова пригласила меня на выставку Dior, посвященную и связанную с Патриком Демаршелье. Великий фотограф сам присутствовал на открытии выставки. Я была очень рада увидеть воочию такой величины фотографа. Виктория решила нас познакомить, представить друг другу. С этого все и началось. Патрик Демаршелье захотел сделать со мной историю для русского Vogue, а затем, спустя год, позвал меня на съемку рекламной кампании часов Chanel. Я была очень счастлива только от мысли, что мастер такого высокого уровня захотел снимать меня. Но когда произошли все эти проекты, я была на седьмом небе от счастья. Не могла поверить, что это все случилось в моей жизни. Я благодарна всем, кто мне помогал в редакции Vogue: Елене Серовой (продюсер съемки в Vogue), ее прелестнейшим помощницам, и я бесконечно рада дружбе с замечательным человеком Викторией Давыдовой.

1

тиьм

Съемка Патрика Демаршелье для Vogue Russia

SI: Ты 6 лет училась в киевском хореографическом училище, после чего продолжила учебу в московской академии хореографии, интересно, есть ли отличия или особенности в школах?

Мария: Я очень люблю Киевское хореографическое училище. Я до сих пор считаю, что все, что у меня есть в профессии, есть, благодаря сильнейшим педагогам именно киевского училища. В любой школе важно базовое образование, а его я получила именно в Украине. Моей первой мамой в балете была Нина Серафимовна Косенко. В Москве моей мамой, моей балетной семьей стала Маргарита Сергеевна Дроздова, народная артистка СССР. Добрейшее души человек и сильнейший профессионал. Она сделала меня мной. Она не подстраивает своих учениц под себя, она подстраивается под наши индивидуальности и развивает нас. Это высочайший уровень, дар педагога.

Маша Семеняченко

SI: После окончания школы ты сразу попала в труппу театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, и сразу стала любимицей зрителей. Твой педагог Маргарита Сергеевна Дроздова называет тебя интеллектуальной балериной, а сам Юрий Николаевич Григорович выбирает тебя на сложную роль Хозяйки Медной Горы в балете «Каменный цветок», это блистательное начало для карьеры балерины, как проходил этот путь и какие были сложности?

Мария: Я благодарна судьбе, за то что она меня свела с Маргаритой Сергеевной. Учеба в хореографическом училище сильно отличается от жизни и работы в балетном театре. Сложно во всем. В театре ты доказываешь уже не только своему педагогу и декану, что ты что-то умеешь, а всей труппе. Маргарита Сергеевна научила меня очень многому. Но главный жизненный урок, который она мне дала — это в любой, самой неприятной и грустной или обидной ситуации, видеть положительную сторону. Во всем видеть позитив. Работа с Юрием Николаевичем Григоровичем была огромным жизненным опытом и большим шагом во взрослую балетную жизнь. Работа с ним сформировала, как говорится в профессиональной среде, «балеринский» характер. В любой ситуации на сцене найти выход, любую проблему завуалировать так, чтобы зритель ничего не заметил. Театр это не кино, это живой организм. И на сцене с каждым из нас может произойти неприятные ситуации, травмы, падения. Зритель не должен видеть эту сторону искусства.

Маша Семеняченко

SI: Говорят, что вершиной балетной карьеры для балерины является «Лебединое озеро», что ты почувствовала когда поняла, что будешь выходить на сцену в роли Одетты-Одилии? Как ты готовилась к этой роли? И вообще, как сильно ты вкладываешь в роль переживания своего героя, как это происходит?

Мария: 26 февраля 2008 года состоялась моя премьера в партии Одетты-Одилии в балете «Лебединое озеро». К этой роли я готовилась несколькими этапами. Сначала с Маргаритой Сергеевной мы отрабатывали мои сольные части балета. Вариации, выходы и коду. Затем, мы много говорили и смотрели разные варианты исполнения этой партии. Я искала для себя опорные точки в образе. Потом к нам присоединился мой партнер, мой Зигфрид Георгий Смилевский. И мы уже отрабатывали дуэты. Я очень серьезно и с большим трепетом отношусь к каждой своей роли. Будь это маленькая вариация или целый балет. Я на сцене, я часть спектакля, я часть истории. Зритель пришел любоваться и наслаждаться действием, а мы артисты, звенья этого действия. Каждый артист, одержимый своей профессией, выходя даже в партии придворного или придворной дамы, создает себе образ, придумывает историю. Кто он, откуда. Конечно, это зритель никогда не поймет, ведь балет искусство танца и жеста. Мы танцуем музыку и историю, мы создаем ее языком тела. Но для целостности спектакля важно, чтобы каждый человек на сцене был личностью, а не подпирал канделябры.

Маша Семеняченко

SI: Ты была солисткой в балете легендарного Иржи Килиана, балеты которого хочет заполучить чуть ли не каждый театр мира. Музыкальному театру это удалось. Музыка Моцарта и особенная хореография одного из лучших мировых постановщиков, кажется, это мечта. Как ты справлялась с этой лексикой, какие интересные моменты были в работе над эти спектаклем?

Мария: Работать над балетом Иржи Килиана было очень интересно. Лексика непривычная, но, тем не менее, очень интересная, и к ней не нужно было мучительно привыкать. Балет «Petit mort» — шедевр. Классика современного балета. Его хочется смотреть и танцевать снова и снова. Музыка Моцарта уносит в другое измерение, а хореография дарит незабываемые образы. Один из моих самых любимых балетов. В нем не боишься остаться незамеченным и не узнанным. Я имею в виду то, что хочется слиться с музыкой стать ее дыханием. Сложно описать те эмоции, которые испытываешь, танцуя этот балет. Он для зрителя и для артиста — катарсис.

Мария Семеняченко

SI: Сейчас ты солистка Большого театра. можно сказать твоя мечта осуществлена или есть еще театры в которых ты хотела бы поработать?

Мария: С детства мечтала танцевать в Париже, на сцене Grand opera de Paris. Не знаю откуда появилась эта мечта, но о сцене большого театра я не мечтала. Но я очень рада, что я работаю в главном театре страны. Я работаю в Большом. Театр возможностей, театр великий артистов. Семенова, Плисецкая, Уланова, Лиепа, Годунов и многие многие. Та история, те легенды которые здесь работали и творили, это ведь большая ответственность держать марку. Это нелегко. Но мысль, что ты танцуешь на исторической сцене Большого театра, дарит очень много эмоций. Теперь и я часть великой истории балета Большого театра.

SI: Есть ли твоя роль-мечта которую ты еще не станцевала?

Мария:  Роли-мечты, наверное, нет. Но очень хочу станцевать Раймонду. Музыка Глазунова-шедевр. Еще хотелось бы поработать над балетом Баланчина «Бриллианты».

Мария Семеняченко

SI: Готова ли ты к экспериментам в творческом плане? Возможно было бы увидеть Марию Семеняченко в балете Матц Ека либо в современной хореографии молодых хореографов?

Мария: Я очень люблю эксперименты. Я принимала участие в постановках Никиты Дмитриевского, Константина Семенова. Два абсолютно разных хореографа, но с очень интересными мыслями и идеями.

SI: Не так давно ты открыла балетную школу. Ты в дальнейшем видишь себя педагогом?

Мария: Профессия педагога ода из самых трудных. Ведь педагог берет на себя ответственность за формирование личности и творческого характера маленького человека. Мне интересна эта профессия, думаю в будущем попробовать себя и в этой роли.

SI: Как ты видишь себя через время? Балет — это на всю жизнь?

Мария: Балет —  это и есть моя жизнь. Конечно есть и будет жизнь и после театра. Но пока я живу и работаю. Я радуюсь, что у меня есть возможность выходить на сцену и творить, танцевать историю для зрителей.

Мария Семеняченко

Автор статьи и фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии