Всегда приятно общаться с человеком, увлечённым своим делом. Кажется, архитектура и дизайн для Ивана Юнакова — вовсе не работа. О своих проектах Иван рассказывает, как об искусстве, и может говорить о них часами. Нам же оставалось только слушать, записывать и наслаждаться. В интервью мы попробуем передать вам горящие глаза Ивана, расскажем о его работах, философии, увлечениях и планах на будущее.

SI: Каково это: быть частью династии архитекторов? Можно ли сказать, что архитектура была у вас в генах?

Иван: Трудно сказать. Я всегда хотел быть изобретателем или авиаконструктором. Дома я придумывал изобретения, вроде того, как дистанционно отключить розетку. Архитектором должна была быть моя сестра, меня же отдали за компанию, чтобы ей не было страшно ходить на занятия одной. Преподаватели отмечали мои успехи и так получилось, что я стал работать сам на себя. У нас в семье никто никогда не к чему не подталкивал, была полная свобода: хочешь кури, хочешь пей.

Иван Юнаков

SI: Чем вы занимались вначале: архитектурой или дизайном?

Иван: Я начал работать ещё с 16 лет, сначала в макетной мастерской Киевпроекта, позже в Гипертрансе, где проектировал транспортные узлы, потом вернулся в Киевпроект, а дальше пошёл работать к отцу. В 2003 году, параллельно учась в институте, я решил заняться дизайном. Тогда ещё я не понимал, что будет существовать такая компания как «Yunakov design» или «Home design», как мы её называем. Я думал это будет неплохая халтура, так как архитектура, в отличии от дизайна, не приносит больших денег. Все предпочитают заниматься дизайном именно потому, что это быстрая и хорошо оплачиваемая работа, а для реализации проектов «большой архитектуры» нужны года.

Я люблю свою работу и получаю от неё удовольствие. Но при этом не зацикливаюсь лишь на этом. Если  мне когда ни будь  надоест, я займусь чем-то другим. Я уже даже знаю чем — психологией. Мне бы не хотелось, чтобы моё имя связывалось исключительно с архитектурой или дизайном.

SI: Выбор названия «Home design» связан только с проектированием домов и интерьеров, или в мастерской вы чувствуете себя, по-настоящему, как дома?

Иван: Я чувствую себя здесь, как дома. В нашей мастерской есть взрослые архитекторы и молодая группа, которая занимается дизайном. Моя же работа сейчас состоит в том, чтобы дать основную идею и философию, вдохновив тем самым своих коллег на создание интересного и качественного проекта.

Иван Юнаков

SI: Как часто заказчики дают вам полную свободу действий?

Иван: Очень часто. У нас сейчас очередь из клиентов, которые терпеливо ждут, пока мы освободимся. Они знают, что есть 35 домов, которые мы должны сделать, но не уходят к другим архитекторам. Это очень приятно. Дай Бог так будет и дальше.

SI: Можно ли, в таком случае, сказать, что вашими заказчиками являются близкие вам по духу люди?

Иван: Нет, у нас абсолютно разные заказчики. Многие достаточно развитые люди, поездившие по миру, и повидавшие как живут, например, европейцы, и их уже не прельщают дворцы, золото и мрамор, как это было раньше.

SI: Как быть, если ваши заказчики — семья? Чьё мнение для вас определяющие?

Иван: Если это семья, то  чаще всего, супруги имеют  разные представления о том, что они хотят видеть в итоге, и нужно подстраиваться под кого-то одного, условно говоря «лидера», учитывая при этом интересы всей семьи, в том числе детей, если они есть. Как правило, в украинских семьях,  жена «лидер». Был один объект, где женщина хотела, как раз, мрамор и золото, а муж сказал мне: «Делай, что хочешь». И мы построили то, что хотели. Когда жена приехала к дому, она даже не вышла из машины, заявив, что жить в таком доме не хочет и не будет. Через 3 месяца приходила к нам и благодарила, говорила, что подруги завидуют и хотят такой же.

SI: Нужно ли до начала работы лучше узнать заказчика? Проводите ли вы отбор?

Иван: Нам повезло, мы очень быстро понимаем, кто перед нами находится, и что в итоге хочет получить. Я с 2001-го года занимался психологией, что тоже помогает понимать людей. Но мы обязательно проводим отбор заказчиков. Есть много объектов, за которые мы даже не берёмся.

SI: Что может послужить причинами отказа?

Иван: Отсутствие в проекте элемента творчества, либо желание заказчика сделать дом «по-богатому». Нам, безусловно, нужны деньги, но то, что мы делаем — это наша биография и репутация.

Иван Юнаков

SI: Что главное в вашей работе?

Иван: Главное в нашей работе — философия. Основной вопрос — это «Для чего?», а уже потом «Что?». Первым делом мы придумываем легенду дома. Для нас важно, чтобы хозяину было интересно провести для гостей по дому настоящую экскурсию, а не просто показать, где спальня и туалет. Философия также помогает в объяснении заказчикам, почему мы хотим сделать что-то именно так. Важно, чтобы люди понимали, что архитектор — это не советский инженер, а человек который полностью придумывает и продумывает алгоритм жизни человека. Именно поэтому мы никогда не делаем 2 одинаковых дома, это скучно и не интересно. Каждый наш проект готовится под конкретного человека.

Любая амбиция очень сильно вредит экологии и мирозданию, люди запускают заводы, а потом их изобретения миллионами лет гниют. Мы пытаемся всё обосновывать, а также даём удар не только на функцию, но и на экологию. Я был аспирантом Академии искусств на тему энергосбережения. Самое дорогое, что есть на Земле и в человеке — это энергия. Сейчас во многих развитых странах, в частности в Германии и Швейцарии, используется новый принцип оценки зданий: не по деньгам за метр квадратный, а по энергозатратам. Во всём мире уже существует не только green building, который только сейчас приходит в Украину, но и blue building. Это значит,что здание само производит энергию, позволяя не только экономить, но и зарабатывать на собственном доме. Люди ставят солнечные батареи, которые днём, когда дома никого нет, дают эту электроэнергию городу, а возвращаясь домой, получают её от города, и таким образом не платят за неё. В Европе государство поддерживает такие инициативы: возмещает половину стоимости солнечной батареи, белой машины, потому что она менее нагревается и, соответственно, меньше нуждается в использовании кондиционера. К сожалению, в нашей стране это никому не нужно.

SI: Насколько сегодня в Украине популярен экодизайн?

Иван: В Украине основная идея экодизайна не в любви к своей стране, земле, природе или в том, что люди берегут свою карму. Все лишь хотят быть независимы от энергоресурсов государства, чтобы никому ничего не платить. Особенно сейчас. А суть экодизайна в том, чтобы при постройке дома в определённом климате и месте,  учитывать эти особенности, а именно: если в этом месте есть сланец, то мы должны строить дом из сланца, если дерево — из дерева, потому что природа привыкла к этим материалам.  Мы, например, засыпали землю выкопанную во время стройки дома на крышу и сделали там цветники, каждый из которых цветёт по-своему в определённое время года. Таким образом мы сохранили землю, не дали пропасть площади и сделали уютное и красивое место для отдыха.

Иван Юнаков

SI: Можно ли назвать вашу компанию западно ориентированной?

Иван: Определённо. Мы — одна из немногих европейско-ориентированных компаний в Украине. В нашем штате есть менеджеры проектов, которые сертифицированы по MBA и другим системам, владеющие английским, итальянским и немецким языками. И мы работаем на международных проектах.

Например, Radisson в Буковеле, считается лучшей гостиницей в Восточной Европе. Гостиница выполнена в стиле австрийского шале, но использованы в её постройке исключительно натуральные закарпатские материалы. Это было нашей принципиальной позицией. Интерьер выполнен в стиле эко фьюжн. Так, мы использовали упавшую сосну в качестве элемента дизайна, превратив её в место для сидения.

Над проектом с нами работали австрийцы, итальянцы и немцы. Это была командная работа. Нужно понимать, что над каждым проектом работает команда из более чем 40 человек: инженеры, технологи, пожарники, электрики, сантехники и прочие. Тем не менее, работать было очень легко. В Киеве находился специальный сервер и мы сделали очень интересный алгоритм работы: мы работали в плане и каждые наши изменения были видны для всех остальных файлов во всех странах.

Что касается командной работы, человечество — это огромная ферма, где все мы работаем как один большой мозг над общим глобальным проектом. И с точки зрения архитектуры, и с точки зрения жизни. Мы дополняем достижения друг друга и, в конце концов, это превращается в круг, так как каждый доработал, то, что начал кто-то один. Благодаря интернету мы начали придумывать, анализировать и реализовывать задуманное очень быстро. Может появиться один универсальный дизайн, где уже ничего невозможно будет ни добавить, ни убавить. Я думаю, тогда точкой сингулярности будет возвращение в пещеру. Природу не обманешь.

SI: Архитектура в наше время — это больше бизнес или искусство?

Иван: Архитектура была, есть и будет посредником между искусством и бизнесом. Моё любимое наблюдение: первое, что происходит, когда поднимается экономика, человек начинает есть, потом покупать одежду, отдыхать, а уже затем самореализовываться, как правило, за счёт домов. Уже далее — духовность и остальное. Таким образом, когда экономика страны поднимается, последние, кто поднимаются — мы. Но когда экономика рушится, первыми падаем тоже мы. Люди перестают тратить деньги на лишние вещи, вроде домов. Поэтому очень тяжело в условиях нашей шаткой экономики стабильно развиваться. Мы все выхватываем фрагмент в 2-3 года успеха страны и осуществляем накопленное за это время. Это заметно во многих проектах современных успешных дизайнеров: так накипело, что всё и сразу вмещают в один проект, теряя тонкости. Связь искусства и бизнеса ещё и в том, что к  нам приходят богатые люди, как правило бизнесмены, и заказывают дом. Наша задача: превратить их деньги в искусство. Мы — посредники. Мы не можем назвать себя людьми искусства, потому что нам никто не даст миллион на дом. Попробуйте дать художнику миллион, он сразу его пропьёт и убежит.

SI: Есть ли проект, который вам пока не удалось осуществить?

Иван: Есть. Мы занимаемся разработкой центра Львова. Это настолько серьёзная и ответственная работа, что я до сих пор ничего не придумал. Каждый раз, когда я за неё берусь, мне сразу становится страшно. Тут всего 2 варианта: 300 лет позора либо столько же успеха.

Говорят, если хотите узнать сплетню, придите на базар, если общее мнение о чём-то — спросите у гида. Нас очень интересовало мнение людей о фонтане возле оперного театра в самом сердце города, поэтому, прежде чем взяться за работу, мы спросили об отношении людей к фонтану самых известных гидов Львова. Нам сказали, что сейчас местные жители его не любят  и называют «открытым канализационным люком», потому что вода из него брызгает во все стороны. До этого на его месте был памятник польскому шляхтычу, а позже — Ленину. Нас заверили, что рады были бы изменить его, если б могли.

Мы хотим поставить на площади возле оперного театра интерактивное табло, которое должно быть в Киеве и в других городах Украины, через которое люди будут иметь возможность общаться. Наша цель: объединить все города Украины под эгидой «Сокар» (заказчик реконструкции фонтана в городе Львов). Это гораздо быстрее будет распространять культуру Киева, других городов Украины и даст возможность увидеть поведение людей в разных уголках страны, услышать как и о чём они говорят.

У нас было очень много идей относительно фонтана во Львове и мы хотели создать портал, где каждый мог бы предложить свою историю и своё видение. Вот несколько из наших проектов:

1. Так как фонтан находится возле оперного театра, мы хотели полностью повторить структуру оркестровой ямы и синхронизировать работу оперного театра с фонтаном. Движение воды, благодаря форсункам,  повторяло бы каждую партию инструментов, которая в данный момент играет в оперном театре. Но главная идея заключалась в том, что любой прохожий мог подойти к фонтану и встать на место дирижёра. По сути, это памятник эфемерному дирижёру. Но проблема в функционировании фонтана зимой.

2. Ещё один проект мы разработали со львовским скульптором Назаром Билыком. Идея заключается в размещении по всей площади возле опреного театр под разными углами зеркальных скульптур, состоящих из треугольников. Основной посыл: «Львов- город, который отзеркаливает». Каждый из таких треугольников отражает здания разных эпох: от 17 века до совсем молодых построек. А рядом с треугольниками встроена форсунка с водой, которая попадая на треугольник, отбивается и символизирует движение воды. Также мы хотели направить из оперного театра луч лазера, что также дало б очень интересный световой эффект.

Иван Юнаков

SI: Архитектору нельзя не задать этот вопрос: какой ваш любимый город?

Иван: Мой любимый город — Лондон. Было время, когда я часто летал туда на выходные. Я очень люблю мюзиклы и побывал на всех, а на некоторых даже по несколько раз. Я стал первым человеком в истории Украины, попавшим на «Phantom of the opera 2». Произошло это абсолютно случайно: была премьера, полный аншлаг, на выступлении присутствовал Эндрю Ллойд-Вэббер и билетов, конечно же, не было. А прямо перед спектаклем какая-то корейская пара отказалась от своих билетов, и я попал на мюзикл.

Мне очень нравится район Сохо и, теперь уже, попсовый Tate modern, который впечатлил меня ещё очень давно. Это бывшая электростанция, которую переделали известные швейцарские архитекторы Херцог и де Мёрон. Есть такой принцип — реактулизации, так вот здание Tate modern было актуально как электростанция, а теперь актуально как музей. Это говорит о том, что человечество не потратило новых ресурсов.

SI: Расскажите о ваших увлечениях?

Иван: Я уже много лет занимаюсь йогой, интересуюсь каббалой, софизмом, исламом, ведической литературой. Сейчас я увлёкся боксом и это намного тяжелее йоги. Объясню почему: главный принцип йоги- здесь и сейчас, через статическую медитацию, а когда ты боксируешь, то настолько сосредоточен, чтобы не пропустить удар, что автоматически выпадаешь из внешнего мира, сосредоточиваясь на данном моменте.

У меня был интересный период в жизни, когда я вёл лекции на тему: «Музеи современного искусства». Ко мне вначале приходили детки до 14-ти лет, они такие любознательные были, мне с ними интересно было. Одна девочка,лет 12-ти, подняла руку и задала вопрос: «Скажите, пожалуйста, а должна ли архитектура, дизайн музея современного искусства спорить с экспонатами?». Такой чёткий и хороший вопрос от ребёнка в таком возрасте — дорогого стоит. Потом я делал лекции для преподавателей школы.

Также вёл лекцию про индуса Аниш Капура в Пинчук Арт Центре. Это мой любимый скульптор. Я построил презентацию, учитывая свою любовь к эзотерике, на главном принципе индуизма буддизма — пустоте. Капур же работает с пустотой, он берёт форму и контрформу. Например, все мы привыкли к кубику, а он этот кубик выворачивает так, что мы видим то, что внутри формы, и делает он это очень своеобразно.  По факту, всё создаётся для чего-то. Пустота в чашке — для чая, а основная идея дома: не камушки, двери и стены, а внутреннее пространство, исключительно для него строится дом. Человек также существует только для того, что находится у него внутри.

SI: Как романтические отношения влияют на вашу работу? Помогают или отвлекают?

Иван: Всё зависит от женщины. Женщина — это колоссальный ресурс энергии. Мужчина, в отличии от женщины, неполноценное существо. Так заложено и физиологически. Мужчина рождается полностью разряженным, ему нужна материнская или другая женская энергия, мы же даём взамен женщинам базовую защиту. Женщина — это батарейка. И когда силы на исходе, понимаешь, что нужна женщина. Для меня — женщина необходима. Но есть и женщины, которые забирают энергию. и это, конечно же, негативно влияет на работу.

Далее хотелось бы поговорить о проектах Ивана Юнакова и, что самое важное, их философии.

Проект коттеджа в Гореничах.

G_N-c_2.RGB_color.0000

Заказчики этого дома — программисты. Поэтому мы решили обыграть функцию «Home», символизирующую возвращение на главную страницу, а в нашем случае — домой. Мы выполнили её в виде иконки, то есть домика с окошком, который ещё и защищает террасу от просматривания с дороги. И, что больше всего порадовало заказчика, в ночное время в окошечке нашего домика автоматически загорается свет. Вдобавок, мы сделали выемку в полу на втором этаж, засыпали в неё землю и посадили цветы. Таким образом, находясь на улице, человек видит не пол, а цветы.

G_N-c_6.RGB_color.0001

G_N-c_2.RGB_color.00001

Открытый паркинг позволяет сэкономить на отоплении помещения зимой и охлаждении летом, а дрова на его территории выполняют декоративную функцию, дают приятный аромат древесины, отделяют паркинг от сауны и легко доступны для подачи в неё.

Чтобы защитить дом от солнца и не тратить большие деньги на кондиционирование, у дороги мы разместили экран, который создаёт тень, скрывает от обзора с дороги окна дома и выполняет функцию шумоизоляции. Таким образом, в доме светло, но не жарко. Экран нужно было обыграть и мы задались вопросом: «с чем же ассоциируется дом?». Люди, как правило, получают письма именно домой, поэтому наш экран выполнен в форме типичного европейского конверта, но слегка помятого, так как в наши почтовые ящики такие конверты не помещаются и приходят погнутыми. Этот изгиб также дал возможность создать на южной стороне тень и место для выхода из кухни, где можно позавтракать.

Проект коттеджа в Плютах

pluti_c1

pluti_c3

Изюминка этого дома не в дизайнерских моментах, а в его функциях. Основной проблемой для нас был сложный рельеф. Дом обычно располагают на верхних отметках, а в нашем случае,  чтобы подняться туда, нужно пройти по ступенькам 3 метра, что особенно некомфортно зимой или с тяжелыми сумками. К тому же, поднимаясь по ступенькам, человек упирается взглядом в гору. Поэтому мы вырезали склон, и человек, идущий домой теперь видит кроны деревьев и сосны вокруг.

Мы пытались максимально сохранить природную среду: деревья, которые были вырублены, пойдут на отделку дома. Это и есть энергосбережение, дом сделан из той же среды, в которой находится. Таким образом, наша совесть чиста. В доме также есть зона отдыха и бассейн инфинити.

Проект коттеджа в Буче

улитка

Заказчик этого дома дал нам полную свободу. Когда мы приехали на площадку для будущего коттеджа, то увидели лес и множество улиток. Именно улитки были там хозяевами. Они были до нас и мы решили оставить их, но уже на фасаде дома, где мы расположили всю семью улиток: папа, который сидит с детьми и мама, которая отправилась в магазин. Ночью все улитки подсвечиваются. Одна из улиток — белая, чтобы показать, что мы не расисты.

Проект аэропорта Борисполь, Терминал D.

2008_07-25_CAMERA-2

2008_07-25_CAMERA-7

Это международный проект при участии австрийцев и немцев. Все здания построены так, что сверху, находясь в самолёте, при взлёте или посадке, вы видите «ХОХО». Это популярное выражение, используемое при интернет или смс переписке, означающее «целую, обнимаю».

Интерьер фотостудии и арт-пространства NottingHill 

IMG_4524-Edit

1504360_778734508808840_605701786_o

IMG_4698-Edit

IMG_4485-Edit

1500876_777753258906965_1867442527_o

1504299_777753265573631_1661525164_o

Этот проект получил приз за лучший дизайн интерьера в Украине и о нём много писали заграницей. Подобная работа была нашим ответом на евромайдан. Мы покрасили бочки в разные цвета, показав тем самым, что не всё так мрачно и печально, а ещё использовали медь, которая меняла цвет в зависимости от влажности. Студия названа в честь лондонского квартала Ноттинг Хилл, поэтому мы разбили пространство на развязный Челси и зажиточный Кенсингтон.

Проект интерьера банка «Надра»

c3.RGB_color.0000

c5.RGB_color.0000

Банк «Надра» произвёл ребрендинг и мы хотели отойти от привычного восприятия банка: светлая плитка, стены, уголочки с работниками. Мы решили сделать интерьер, в котором клиенту будет комфортно находится даже ожидая в очереди.

Проект парка «Азербайджан» в Одессе

park_c7.RGB_color.0000

Один из моих любимых проектов — парк в Одессе. Мы работали над ним 4 месяца. Первый проект делал одесский архитектор и этот вариант не понравился заказчику, компании «Сокар». Президент «Сокар»а родился в Одессе и всю жизнь прожил в Украине, поэтому компания выделяет достаточно большие деньги на облагораживание городов Украины. Таким образом «Сокар» также показывает, что Азербайджан вместе с  Украиной.

Суть проекта одесского архитектора заключалась в том, что через весь парк пролегала прямая дорожка. Когда появляется такая акцентная полоса и направляющая, возникает вопрос: «к чему она должна привести?». А приводит она к старому советскому ипподрому. Другая проблема первого проекта: так как дорога одна, а парк довольно длинный, люди постоянно пересекаются друг с другом и укрыться от назойливых глаз негде.

Мы же хотели создать подобие паблик спэйса, то есть не просто городской парк, а своего рода, явление. Парк — это ведь не просто рекреация или озеленение, а место для времяпрепровождения. Люди новой генерации любят проводить время в парке: читать книги, общаться, проводить время с любимыми, заниматься спортом и даже работать.

Мы подумали, что человек, который гуляет по парку, не должен разворачиваться на 180 градусов, а вот велосипедисты и мамы с колясками должны иметь возможность развернуться. Для этого мы спроектировали накопительный узел: так как рядом находится остановка общественного транспорта, мы сделали парковку, что позволит приехавшим отдохнуть в парк на автомобиле не мешать транспорту, оставляя машину на дороге.

Чтобы люди друг друга не видели во время прогулки по парку, мы спроектировали холмы, что не просто красиво и функционально, но и символизирует горную местность Азербайджана. Благодаря холмам у нас образовалась чаша, в которой мы сделали летнюю сцену. Со склона люди смогут видеть происходящее на сцене и наслаждаться музыкой.

Так как это парк «Азербайджан», мы должны были учитывать особенности Азербайджана. Первое, что мы сделали — разбили парк на несколько зон со скульптурными группами: политиками, музыкантами, литераторами. В другой зоне мы спроектировали фонтан, который несёт не просто декоративную функцию, но и помогает спастись от жары. Фонтан будет выглядеть как зеркало воды в виде карты Азербайджана. В этом фонтане есть своя фишка: во время конфликта Азербайджана с Арменией Нагорный Карабах перешёл Армении. Это была большая трагедия, люди не могли попасть к своим семьям и родственникам. Единственным способом сообщения и теперь остаётся воздушный. Поэтому мы спроектировали специальные форсунки, которые будут перестреливать воду из одной части фонтана в другую, точно повторяя полёты самолётов из одного города в другой в течении всего полёта. Ещё одна дань Азербайджану- гранатовая роща. В Азербайджане есть национальный праздник, посвященный цветению граната.

Также мы сделали дерево жизни, которое не просто является символом, но и выполняет функцию укрытия во время дождя. А снизу- входы в туалет. Также мы сделали небольшие искусственные холмики, где влюблённые пары могут проводить время наедине, а посередине каждого из таких холмиков есть своё дерево. Мы специально просчитали угол наклона холма так, чтобы было удобно сидеть с одной стороны и лежать с другой.

Также в парке будет кальянная и вызвать кальянщика можно будет в любое место, лишь нажав кнопку. Признаюсь, что это связано с моей личной любовью к кальяну. В парке будет охрана и бесплатный интернет.  Для нас важно, чтобы парк нёс и образовательный посыл. Надеемся, наш проект, всё же, воплотится в жизнь.

park_c14.RGB_color.0000

park_c3.RGB_color.0000

park_c11.RGB_color.0000

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Ольга Иванова

Комментарии